Киевская Русь 9-11 вв. — страница 3

  • Просмотров 5697
  • Скачиваний 231
  • Размер файла 70
    Кб

Киевом Олег, упрекая Аскольда и Дира за то, что они княжили в Киеве, не будучи князьями, "ни рода княжа",- притязание Олега, предупреждавшее ход событий, а еще вероятнее - такое" же домышление самого составителя летописного свода. Некоторые из наместников, покорив то или другое племя, получали его от киевского князя в управление с правом собирать с него дань в свою пользу, подобно тому как на Западе в IX в. датские викинги,

захватив ту или другую приморскую область Империи Карла Великого, получали ее от франкских королей в лен, т. е. в кормление. Игорев воевода Свенельд, победив славянское племя улучей, обитавшее по нижнему Днепру, получал в свою пользу дань не только с этого племени, но и с древлян, так что его дружина, отроки, жила богаче дружины самого Игоря. НАЛОГИ. Главной целью княжеской администрации был сбор налогов. Олег, как только утвердился

в Киеве, занялся установлением дани с подвластных племен. Ольга объезжала подвластные земли и также вводила "уставы и оброки, дани и погосты", т. е. учреждала сельские судебно-административные округа и устанавливала податные оклады. Дань обыкновенно платили натурою, преимущественно мехами, "скорою". Впрочем, из летописи узнаем, что неторговые радимичи и вятичи в IX и X вв. платили дань хазарам, а потом киевским князьям

"по шлягу от рала", с плуга или сохи. Под шлягами надобно разуметь, вероятно, всякие иноземные металлические деньги, обращавшиеся тогда на Руси, преимущественно серебряные арабские диргемы, которые путем торговли в изобилии приливали тогда на Русь. Дань получалась двумя способами: либо подвластные племена привозили ее в Киев, либо князья сами ездили за нею по племенам. Первый способ сбора дани назывался навозом, второй -

полюдьем. Полюдье - это административно-финансовая поездка князя по подвластным племенам. Император Константин Багрянородный в своем сочинении О народах, писанном в половине X в., рисует изобразительную картину полюдья современного ему русского князя. Как только наступал месяц ноябрь, русские князья "со всею Русью", т. е. с дружиной, выходили из Киева, в городки, т. е. на полюдьем о котором ему говорили его славяно-русские

рассказчики и которое он по созвучию приурочил к этому греческому слову. Князья отправлялись в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и прочих славян, плативших дань Руси, и кормились там в течение всей зимы, а в апреле месяце, когда проходил лед на Днепре, спускались опять к Киеву. Между тем как князья с Русью блуждали по подвластным землям, славяне, платившие дань Руси, в продолжение зимы рубили деревья, делали