Категория справедливости в морали и праве — страница 9

  • Просмотров 3387
  • Скачиваний 213
  • Размер файла 21
    Кб

Схематически это можно выразить так, что обязанность о индивида N соответствует праву р индивида М, в той же самой мере, в какой право р' индивида N обеспечивается обязанностью о' индивида М. При нарушении своих закрепленных законом и соглашениями прав N может обратиться к М с требованием соблюдать обязанности, а в случае игнорирования его просьб — в правоохранительные органы, чье главное назначение как государственных органов и

состоит в охране прав граждан. Таков действительно правовой, демократи­чески-либеральный смысл тезиса о единстве прав и обязанностей человека. Из несомненно верного положения, что субъект прав является одновременно и субъектом обязанностей (и наоборот), может делаться неправильный вывод о том, что права человека определяются его обязанностями — вывод, который был ключевым в советской идеологии и социально-правовой практике.

Как, по-види­мому, и в любом другом тоталитарном государстве, обязанности и права совет­ских граждан были определены в отношении к государству. Кто исполнял более широкие обязанности (в государстве) или, точнее, чье положение в государст­венной иерархии было таковым, что им предполагался широкий круг обязаннос­тей, тот обладал и более широкими правами (на получение от государства социальных ценностей). Находившиеся внизу

государственной иерархии (не имевшие возможности как-либо функционировать в интересах государства), обладали минимальными правами, а по сути дела, были бесправными. Соответ­ственно, наиболее бесправными были инвалиды и умалишенные (постоянно находившиеся в лечебных учреждениях) и заключенные (в следственных и пенитенциарных учреждениях). В 20—50-е гг., когда советское государство было к тому же репрессивным, их дополняла

значительная категория граждан, «пони­женных в правах», т.е. «полуграждан». Требование недопущения несправедливости, непосредственно воспринимаемое и трактуемое как запрет на несправедливость в отношении других, имеет и другой, очень важный в эти­ческом плане аспект: не допускать совершения несправедливости в отношении других так же, как в отношении себя. «Никакое участие к другому, никакое сострадание по отношению к нему не

может налагать на меня обязательства терпеть от него обиды, т.е. подвергаться несправедливости», — указывал Шопенгауэр, добавляя к этому, что активное сопротивление индивида, необходимое для защиты его прав и достоинства и соразмерное чужим посягательствам, не должно рассматриваться как несправед­ливость в отношении посягателя. Таким образом, соблюдение справедливости в отношении дру­гих предполагает исполнение своих