Карельский перешеек — страница 8

  • Просмотров 1431
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 49
    Кб

бывшей Водской пятины Великого Новгорода шведы именовали Ингерманландией или Ингрией. Сушествует гипотеза, что это забытое ныне название своими корнями восходит еще к XI веку, точнее, к 1019 году, когда первый крещеный король Швеции Олаф выдал свою дочь по имени Ингигерда (в крещении Анна) за новгородского князя Ярослава Мудрого. В приданое Ингигерда получила тогда Ладогу и Ладожскую волость. На этих землях проживало

прибалтийско-финское население, на языке которого шведское имя Ingegard звучало несколько иначе и свои территории, подвластные Ингигерде, они постепенно стали называть Инкеринмаа, что и означает в переводе на русский- "земля Ингигерды". В русском варианте слово Инкеринмаа или Инкери получило также свое собственное звучание- Ижора. Шведские завоеватели, не владевшие местными финскими языками, добавили к непонятному для них

слову Инкеринмаа шведское "ланд"- земля. В результате получилось громоздкое "Ингерманланд", в котором слово "земля" повторяется дважды в финском и шведском вариантах. Позднее к этой конструкции прибавилось русское окончание "ия" и образовалось финно-шведо-русское название Ингерманландия, а в сокращенном варианте- Ингрия. Западная граница Ингрии проходила по реке Нарва, восточная- по р. Лава, южная- по р. Луга,

и, наконец, с севера Ингрия ограничивалась рекой Сестрой. За Сестрой начиналась Карелия. Хотя, согласно заключенному Столбовскому договору, шведские власти должны были соблюдать определенные гарантии прав православного населения, которому надлежало оставаться на завоеванных шведами территориях, тем не менее это обязательство вскоре сошло на нет. Сохранив формально православные погосты, шведская администрация параллельно

начала внедрять в них лютеранские общины, развитию которых активно содействовала. Лишенная поддержки православная церковь оказалась в крайне стесненном положении. Православное население края, среди которого были карелы, ижора и русские, начало постепенно тайком отходить из занятых шведами земель в Россию, главным образом в Бежитскую и Деревскую пятины, а также в Беломорскую Карелию и к Онежскому озеру. Всего же в XVII веке из

Ингерманландии и Приладожской Карелии ушло более 30 тыс. человек. Из них значительную часть составляли жители Кексгольмского лена (см. илл. 4). Разумеется, Выборгский лен, лютеранизированный ранее, избежал таких миграций. По мере того, как Ингрия теряла своих прежних жителей, переселявшихся за пределы шведского королевства, местные власти делали попытки заполнить образующийся вакуум. С этой целью ими были приглашены немецкие