К. Д. Ушинский — страница 9

  • Просмотров 532
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 26
    Кб

Правда ли, что народные недостатки суть обратная сторона народных достоинств? Ответа на эти вопросы не дается, указывается лишь, что есть один идеал совершенства, перед которым склоняются все народности, — это идеал, представляемый нам христианством. Все, чем человек может и должен быть, выражено вполне в божественном учении, и воспитанию остается только "прежде всего и в основу всего" укоренить вечные истины христианства.

Оно дает жизнь и указывает высшую цель всякому воспитанию, оно же должно служить в воспитании каждого христианского народа источником всякого света и всякой истины, к нему должно устремляться развитие всякой народности и всякое истинное воспитание, идущее вместе с народностью. Современная педагогия выросла исключительно на христианской почве, а для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая — безголовый урод и

деятельность без цели, предприятие без возбуждения позади и без результатов впереди. Выдвигается, таким образом, вторая основа народного образования — христианство, которое и ставится выше первой — народности. Перед христианством склоняются все народности, воспитание должно "прежде всего и в основу всего" укоренить вечные истины христианства, потому что "в одном христианстве есть неисчерпаемый ключ свободной,

здоровой, вечно развивающейся и цветущей государственной жизни". "Христианское государство не может быть несвободно" 7. Следовательно, народность не есть самое высокое и прекрасное создание Божие на земле, и уже нельзя говорить, что "воспитанию остается только черпать из этого богатого и чистого источника". С христианской точки зрения и упорство англичанина, и тщеславие француза, и тому подобные народные свойства

должны быть искореняемы, народность есть источник не совсем чистый. Принцип национальности вводил обособление воспитания у различных народов, так что у народов все существенное в воспитании казалось различным, особенным, а только второстепенное было сходно и могло быть заимствуемо; теперь же оказывается, что у христианских народов все существенное в воспитании сходно: "Все, чем человек как человек может и должен быть,

выражено вполне в божественном учении, и воспитанию остается только, прежде всего и в основу всего, вкоренить вечные истины христианства", а различное в народных педагогических системах — это нечто второстепенное. На место начала национальной множественности поставлено начало религиозного христианского единства. Но это религиозное единство как начало воспитания требует некоторых оговорок. Очевидно, что единым