Жизненное и научное знание в работе психолога — страница 8

  • Просмотров 242
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 25
    Кб

себя, расценивает его как бездеятельность, как отсутствие четких указаний о превращении своей жизни. Иногда это выражается прямым текстом или вопросом: "Почему вы меня не учите, что и как я должна делать?" Возникает напряжение, которое чаще всего выражается в виде пауз, задержки дыхания, возвращения к начальным моментам консультирования. Это именно те моменты взаимодействия, в которых рождается новое отношение к самому

себе, а следовательно, возможность для психолога обсуждать это с другим человеком. Это достаточно сложные и противоречивые моменты в консультировании, важность которых люди понимают значительно позже. В такой ситуации за психолога, сила его взгляда, точность повторения чужого текста, ясность формулировок своего и т.д. - все имеет значение как проявление меры ответственности по то, которое будет происходить с другим человеком.

Схематически эту ситуацию можно представить так: человеку плохо, она буквально кричит о своем страдании, а психолог, "как кажется клиенту, ничего не делает..." Вот здесь и нужен жизненный опыт переживания страдания и отношения к нему, что есть у психолога. Стоит остановиться еще на одном важном моменте, связанном с жизненным опытом психолога. У него, как и у любого человека, формируется концепция жизни, что позволяет

соотносить хронологическое и психологическое время страдания. Когда люди утешают друг друга в бытовых ситуациях, говоря, что "все пройдет", будет "перемалываться - мука будет" и т.д., они так и поступают. Жизненный опыт психолога тоже дает ему основания для таких "прогнозов", где цена чужого страдания как бы нивелируется, его уникальность не воспринимается как ценность, а сразу вписывается в рамки временных

координат, где есть начало и есть конец переживания, как завершенного самого по себе и преходящего. Если психолог так действует, то попадает еще в одну ловушку профессии - ловушку проективного (по принципу уподобления) отношения к другому человеку. Известно, что человек, для которого характерные острые переживания, живое в своем психологическом времени, где все события имеют совсем другое временное окрашивание. У человека

(может быть, в первый раз в жизни) появляется возможность соотносить психологическое и хронологическое время, наполняя им содержание своей концепции жизни. Для психолога существует трудное задание, что противоречит его жизненному опыту, - отвечать психологическому времени жизни другого человека, оставаясь при этом в своем психологическом времени. Решение этого задания на бытовом уровне почти всегда связано с обесценением