Жизнь и творчество Пабло Пикассо — страница 7

  • Просмотров 5441
  • Скачиваний 534
  • Размер файла 41
    Кб

образы физически совершенных девушек и юношей. Сильные юноши стремительно идут навстречу зрителю, готовые к действию. Это был мир мечты художника, идеальный мир свободных и гордых людей. Начав создавать его, Пикассо вдруг останавливается и все бросает. Словно у него не хватает сил, слабеет вера, наступает разочарование. «Авиньонские девицы». Вернувшись осенью 1906 года в Париж после проведенного лета в испанской деревушке

Госоль, Пикассо начинает писать «Авиньонских девиц» (см. приложение 6). В начале 1907 года картина завершена. Перед ними другой новый Пикассо. Он словно пускается к первозданным, еще не преодолевшим хаоса, примитивным основам бытия, где добро не отделено от зла, уродство от красоты. Вряд ли знал тогда сам Пикассо, куда он шел; его страсть экспериментатора, стремление выразить в пластических формах эпоху, свое время. И как бы ни

пытались отделить «настоящего» Пикассо от «ненастоящего» времен «голубого» и «розового» периодов, несомненно, что именно тогда сформировались основные нравственные принципы его искусства, моральные критерии, гуманистические идеалы, глобальные темы творчества. Если бы даже Пикассо ничего не создал после 1907 г., он оставался бы великим художником ХХ столетия. Разрыв с традиционными канонами, инициатором которого был Пабло

Пикассо выступил в 1907 г., когда под его решительной кистью возникли четкие фигуры «Авиньонских девиц», знаменовал собой рождение нового порядка, и последствия этого переворота отразились на современной действительности. С Пикассо начинается развитие нового восприятия, новых взглядов и оценок, иного, обновленного видения мира и нашей собственной истории. Не подлежит сомнению связь современного искусства с другими аспектами

реальной действительности в современном мире. Близость нового искусства современной Пикассо истории впервые осуществилась, когда он написал «Авиньонских девиц», и продолжит укрепляться благодаря смелым исканиям горстки истинных, больших художников. «Смерть хорошему вкусу!»[1] – провозгласил Пикассо, спеша осуществить в «Авиньонских девиц» дерзкий замысел, подобно которому, пожалуй никогда не знала история искусства. По

мере создания картины он обнаружил, что они становятся отражением той стороны жизни, которая веками осуждалась на немоту, ибо были далеки от утонченности и роскоши, от нарядности и внешнего блеска. Такое категорическое отрицание хорошего вкуса было вскоре подхвачено футуристами, экспрессионистами и прочими. Но это было сделано прежде всего Пикассо. И не в пространных манифестах и программах, а в раскованной композиции