Жизнь и творчество Н.С. Лескова — страница 6

  • Просмотров 7428
  • Скачиваний 517
  • Размер файла 31
    Кб

предстают в раннем творчестве Н. Лесков картины деревни и губительные последствия крепостнического уклада. В «Житии одной бабы», этом своеобразном крестьянском романе, возникает обаятельный образ крестьянки Насти, загубленной людской корыстью. В сюжете рассказа о трагической судьбе героини прозревает народная мечта о человеческой красоте и справедливости. Иная жизнь развертывается перед читателем в повести «Леди Макбет

Мценского уезда». Это «глухой» быт купеческой семьи с его грубой моралью рабского подчинения и серой скукой. В этой среде проводит молодые годы страстная, порывистая купеческая жена Катерина Измайлова, она полна неудовлетворенных желаний, тоски по любви, материнству. И вот, по наущению милого ей, но коварного и корыстного приказчика Сергея, приходит Катерина Измайлова к преступлению и своему страшному концу. Ее драма

возбуждает и невольную мысль о противоестественном мире, в котором извращаются добрые человеческие чувства и нисходят до злодеяний и гибнут натуры, полные сил и страстного жизнелюбия. Эта повесть наиболее известное произведение писателя. ТЯЖЕЛЫЕ ИСПЫТАНИЯ Неопределенность политических взглядов в конце концов обернулась для писателя тяжелой драмой. В 1862 году на страницах «Северной пчелы» Лесков выступил со статьей, в

которой, в частности требовал от властей опровергнуть слухи о том, что пожары, возникавшие в Петербурге, связаны с появлением здесь революционных прокламаций. В те майские дни, в городе часто возникали пожары, а по Петербургу распространялись листовки, в которых пророчилась скорая революция с уничтожением всех приверженцев существующего строя. Провозглашалась необходимость отмены часной собственности, брака, который

назывался феноменом в высшей степени безнравственным и немыслимым при полном равенстве полов и т.д. Обыватель был чрезвычайно встревожен. Вот тут-то на страницах газеты, считавшийся оплотом реакции, и появилась лесковская статья о необходимости развеять всевозможные слухи, бродящие среди обывателей, обнародовать все сведения о причинах пожаров, тщательнейшего и строжайшего следствия. Писатель был близок к революционно

настроенным шестидесятникам: с него был особый спрос. И хотя в лесковской статье не было обвинения революционной молодежи в поджигательстве, как о том писали позднее, писатель оказался едва ли не единственным ответчиком за распространение упомянутых слухов, его обвинили в клевете и доносительстве. Оглушенный этим неожиданным для себя приговором, Лесков тщетно пытался оправдаться, объяснить, что замысел его вовсе не