Жёны декабристов — страница 15

  • Просмотров 17574
  • Скачиваний 904
  • Размер файла 40
    Кб

молодой жене, ожидающей первенца-сына. Ночью генерал разжигает камин, и ничего не понимающая женщина помогает ему бросать в огонь исписанные листы бумаги. На вопрос жены “В чем дело?” — генерал бросает: — Пестель арестован! — За что? — Нет ответа. Тогда еще Мария Николаевна Волконская не знала, что уже взяты под стражу два ее брата — Александр и Николай Раевские и что такая же участь ждет ее мужа и дядю Василия Львовича Давыдова.

Только через два месяца генерал Раевский приехал в имение Болтышка и рассказал дочери о судьбе ее мужа.  Пережив тяжелые роды, Волконская немедленно стала интересоваться судьбой своего супруга и, узнав, что он арестован, отправилась в Петербург. О силе ее характера можно судить по тому, что она уехала с сильной болью в ноге и с младенцем на руках.  -18- Раевский пишет в марте 1826 г. брату Сергея Волконского: “Милостивый государь

князь Николай Григорьевич! По приезде моем нашел дочь мою Марью после жестокой болезни, в большой слабости и в неведении о муже, она подозревала, что он умер или болен, что сделало, что известие о его арестации послужило облегчением. Я привез ей от князя Сергея письмо. В четыре дня, что я нахожусь здесь, она удивительно взяла силы и, не узнав важности обстоятельств, довольно, покойна, кой же час оправится, то поедет в Петербург с

сестрой... Я оставляю Машеньку в ее спокойствии насчет дела князя Сергея, исподволь же буду приготовлять ее на всякий случай”. Своим отъездом в Сибирь в конце 1826 г., вслед за осужденными мужьями, Мария Волконская и Екатерина Трубецкая устроили царю настоящую манифестацию. Вызов брошен.  Николай Первый категорически запретил женам декабристов брать с собой детей. Но это не остановило ее.  Ее подвижничество тем удивительнее,

что оно не было продиктовано никакой конкретной целью - Мария не испытывала большой любви к мужу, не разделяла и не понимала она и политических взглядов декабристов, с большим пиететом относилась к существующей власти и даже боготворила милосердие Николая I. Ее самопожертвование продиктовано высочайшими ценностями, воспринятыми ею из книг и героических примеров. Сейчас, через сто семьдесят шесть лет после происшедшего, трудно

восстановить с точностью, что послужило первым толчком к принятию каждой из декабристок решения обречь себя на добровольное изгнание. Подвижничество во имя любви? Супружеский долг? Чувство справедливости? Сострадание к ближнему? О многом можно только догадываться. Бесспорно одно: в 1826 г. эти женщины оказались в трудном положении. Переписка Александрины Муравьевой, воспоминания Марии Волконской, другие документы той поры