Известные москвичи в сатире — страница 4

  • Просмотров 1986
  • Скачиваний 182
  • Размер файла 47
    Кб

«бульварных лиц», по выражению Грибоедова, «которые полвека молодятся».   Трубецкие. Вот Анюта Трубецкая Сломя голову бежит, На все кивая, Всех улыбками дарит. За ней дедушка почтенный По следам её идёт, Покой внучки драгоценной Пуще глаза бережёт. Ветерок ли тихо веет - Он платочком заслонит, Или солнце жарче греет - Он от жару защитит. Трубецкой, князь Сергей Николаевич, отставной генерал-поручик, жил на Покровке; дом князя по

странной архитектуре называли «дом-комод», а по дому и всё семейство Трубецких Трубецкие «Комод».   Голицын. А за ними адъютантом Князь Голицын там бежит. С камергерским своим бантом Всех нас со смеху морит. Этот князь Голицын в конце XVIII и в начале XIX веков славился своими забавными и удачными карикатурами на тогдашнее общество; в молодую свою пору он был соперником Карамзина по части сердечных похождений. Карамзин. По

рассказам одного из современников, нашего историографа, последний, проживая в то время в Москве, вёл образ жизни, общий всем молодым людям: вставал рано, в 6 часов утра, одевался если не во фрак, то в бекешу, в сюртуке его редко видали, и шёл в конюшню, смотрел свою верховую лошадь, заходил в кухню поговорить с поваром, затем возвращался в кабинет и занимался там до 12 часов, завтракал и потом ехал верхом, обыкновенно по бульварам;

здесь встречали его друзья, и они ехали вместе. Ни в какое время года -ни осенью, ни зимою, ни в дождь, ни в ветер -прогулка эта не прерывалась. Зимою костюм Карамзина был следующий: бекеша подпоясывалась красным шёлковым кушаком, на голову надевалась шапка с ушами, на руки -рукавицы, на ноги -кеньги; так что ноги с трудом входили в стремена. Прогулка длилась час. в гости он ездил редко, и то к людям самым близким. Говорил Карамзин тихо,

складно, в спорах не горячился. Взгляд его на вещи был добрый и снисходительный, хотя вместе с тем в нём было глубокое чувство правды и независимости; росту Карамзин был среднего; видом он был худощав, но не бледен; на впалых щеках его играл румянец здоровья, свежие губы и приятная улыбка выражали приветливость его играл румянец здоровья, свежие губы и приятная улыбка выражали приветливость, а в светло-карих его глазах виден был

ум и проницательность. В сорок лет волосы у него уже редели, но не серебрились ещё, и он их тщательно зачёсывал. Одевался он просто и всегда опрятно. Обыкновенно на нём был белый галстук, белые гофрированные манжеты, жилет с полустоячим воротником, казимировый; оранжевого цвета, с узорами панталоны и сапоги с кисточками. У него не было камердинера, а горничная Наташа; гардероб его висел в кабинете в переднем углу; в стену были вбиты