Известные москвичи в сатире — страница 3

  • Просмотров 1990
  • Скачиваний 182
  • Размер файла 47
    Кб

был глухой, но знал своё дело превосходно. В этом вокзале часто гулял пленный шведский адмирал граф Вахтмейстер, взятый адмиралом Грейгом шестого июля 1788 года, близ острова Готланда, вместе с 70-ти пушечным кораблём «Принц Густав». Присутствие на гуляниях Вахтмейстера возбуждало самое нескромное любопытство. За ни бегали толпами женщины. На это неизвестным обличителем было написано следующее стихотворение: Умы дамски

возмутились, У всех головы вскружились, Как сказали, что в вокзал Будет шведский адмирал. Далее зоил пел: Дочерей и внук толкают, Танцевать с ним посылают: «Пошла, дура, не стыдись, С адмиралом повертись!» В песне так же говорилось, что шведский адмирал весьма неосторожно сделал какой-то даме глазки. Здесь пиит уже впал в оплошность. Граф Вахтмейстер был крив и не мог делать глазки. Впоследствии императрица Екатерина II,

рассердившись на шведского короля, приказала пленного адмирала взять из Москвы и отослать в Калугу. На этот вокзал была сложена ещё другая песенка, в которой была воспета какая-то «знатная и многолетняя богатая барыня», которая мастерски переманивала женихов от невест. В песне говорилось, что «она сперва приголубливала их сама, а потом, скучая по то по тем, то по другим, впоследствии выдавала их за каких хотела невест, со своим

приданным» и т.д. Автором этих стихотворений называли молодого Маманова, только не графа М. А. Дмитриева-Маманова, а служившего под его начальством; тогдашний московский главнокомандующий граф И. В. Гудович посадил Маманова под арест. Это взорвало Дмитр. Маманова и он в Сенате после заседания наговорил дерзостей Гудовичу; последний пожаловался на него императору. Впоследствии стихи эти приписали молодому военному красавцу,

сатира которого в то время заставляла трепетать многих и отворяла ему двери во все дома со многими привилегиями. Евреинов. Далее бульварный песнопевец рисует большого франта Ив. Андр. Евреинова, богатого московского домовладельца, вышедшего из купечества, имевшего два дома на Тверской улице, где столетие назад жили Мамонтов и Фирсанов. К ним Евреинов прекрасный То ж под пару подстаёт, Женщин милых враг опасный, Склоня голову

идёт. Евреинов служил в главном кригскомиссариате; он был большой Дон-Жуан своего времени, ходил вечно раздушенный и накрашенный. Позднее его изображение находим и у Долгорукова, в его сатире. Вот и пятистишье по его адресу: Душистый автомат, Ходячий косметик, простёган на ватке, Мурашки не стряхнёт без лайковой перчатки, Чинится день и ночь, напудренный скелет, Поношен, как букварь, и стар, как этикет! Евреинов был из числа тех