Изображение русского национального характера в произведениях Н.С. Лескова и И.А. Гончарова — страница 17

  • Просмотров 7394
  • Скачиваний 303
  • Размер файла 46
    Кб

воздействиям и влияниям. Флягин сначала и не помышляет самовольно изменить свою участь. Пророчество засеченного монашка о неминуемых переменах в его судьбе герой всерьез не принимает. Оглядываясь на пройденный путь, Иван Северьяныч убежден, что "соблазн бродить" он получил от цыгана, спасшего его от петли. В петлю же Голован из-за наказания за отрубленный кошкин хвост, которое придумал немец-управитель: "с конюшни долой

и в аглицкий сад для дорожки молотком камешки бить". Наказание это оказывается непереносимым именно потому, что Флягин отлучен от любимого дела и обречен на бессмысленную работу. Цыган-спаситель приглашает Флягина с собой, имея на то свой расчет - кражу коней. Но Флягин "не удержится" в разбойниках не потому, что уступает цыгану в ловкости или силе, а потому, что не способен к обману, хитрости. И в няньках, то есть в

должности, с точки зрения здравого смысла, самой дурацкой, комически несообразной с полом и физическим обликом Флягина, он окажется потому, что сам рассказал нанявшему его барину, что он "сбеглый" и что паспорт у него фальшивый. Но в нравственном развитии героя история службы в няньках приобретает сугубую важность. Флягин в этих необычных обстоятельствах делает первые шаги в освоении мира, своей и чужой души, и поступки

героя только на поверхностный взгляд кажутся лишенными всякой логики и обоснования. Оказавшийся вне традиционных связей, не имеющий возможности применить свою богатырскую силу, герой как бы попадает в сказочную ситуацию сонного царства. Служба в няньках становится одним из испытаний, которые предвещает Флягину в пророческом сне монашек ("...будешь ты много раз погибать и ни разу не погибнешь...), - испытание бездействием,

физическим и душевным оцепенением. Сказка, которая одолевает Флягина, проводящего целые дни на берегу лимана с грудным ребенком и козой, и есть для богатыря тяжелая ноша "сонной дремы жизни". И "страшное мечтание", которое ему приносит теплый ветер со степи, оказывается призывом самой природы освободиться от чар сонного царства: "...вижу какие-то степи, коней и все меня будто кто-то зовет и куда-то манит: слышу, даже имя

кричит: "Иван! Иван! Иди, брат Иван!" Встрепенешься, инда вздрогнешь и плюнешь: тьфу, пропасти на вас нет, чего вы меня вскликались! оглянешься кругом: тоска, коза уже отойдет далеко, бродит, травку щипет, да дитя закопано в песке сидит, а больше ничего... Ух, как скучно! пустынь, солнце да лиман, и опять заснешь, а оно, это течение с поветрием, опять в душу лезет и кричит: "Иван! пойдем, брат Иван!" В этих снах как их продолжение