Изображение русского национального характера в произведениях Н.С. Лескова и И.А. Гончарова — страница 14

  • Просмотров 7364
  • Скачиваний 303
  • Размер файла 46
    Кб

острова Коневца к Валааму и на пути зашли по корабельной подробности в пристань к Кореле". Героем повести, ее настоящим центром становится один из пассажиров, неожиданно вступивший в разговор. Иван Северьяныч Флягин с первого взгляда поражает своей оригинальностью: "Это был человек огромного роста, со смуглыми открытым лицом и густыми волнистыми волосами свинцового цвета; так странно отливала его проседь... он был в полном

смысле слова богатырь, и притом типический, простодушный, добрый русский богатырь, напоминающий дедушку Илью Муромца в прекрасной картине Верещагина и в поэме графа А.К.Толстого. Казалось, что ему бы не в рясе ходить, а сидеть бы ему на "чубаром" да ездить в лаптищах по лесу и лениво нюхать, как "смолой и земляникой пахнет темный бор". Флягина невозможно не заметить на маленьком пароходе. История о сосланном в эти места

дьячке, повесившемся от скуки, не вызывает ни у кого из слушателей ни удивления, ни сострадания, настолько она обычна. Единственное, о чем сокрушается один из пассажиров, суеверный купец, "что дьячку за самоубийство на том-то свете будет", так как за самоубийц "даже молиться никто не может". Новая точка зрения оказывается неожиданной - богатырь-черноризец утверждает, что есть такой человек, который все их положения самым

легким манером очень просто может поправить". Таким человеком оказывается " попик-прегорчайший пьяница, которого чуть было не расстреляли". В рассказе Флягина "запивашка" - попик собирается наложить на себя руки, чтобы спасти семью. И этот человек оказывается истинным праведником, угодным богу: "Этакий человек всегда таковым людям, что жизни боренья не переносят, может быть полезен, ибо он уже от дерзости своего

призвания не отступит и все будет за них создателю докучать и тот должен будет их простить". За внешним комизмом рассказа скрывается проблема: кто такие самоубийцы-самоуправцы, самовольно распоряжающиеся дарованной богом жизнью, или мученики не перенесшие "борения жизни". Тема самоубийства помогает поставить вопрос о степени зависимости человеческой личности от неблагоприятных житейских положений. Не случайно она

снова и снова возникает на страницах повести как сигнал общего неблагообразия, неблагополучия жизни. Трижды на разных этапах своего жизненного пути рассказчик приходит к мысли покончить с собой. Хочет наложить на себя руки, переживая странное крушение любви, красавица цыганка Груша. В лесу у монастыря удавился какой-то "жид". Каждый из этих эпизодов важен не только сам по себе, но и как частица целого - русской жизни в ее