Изображение русского национального характера в произведениях Н.С. Лескова и И.А. Гончарова — страница 10

  • Просмотров 6681
  • Скачиваний 301
  • Размер файла 46
    Кб

у меня был хотя один такой мастер в России, так я бы этим весьма счастливый был и гордился, а того мастера сейчас же благородным бы сделал. А Платов на эти слова в ту же минуту опустил правую руку в свои большие шаровары и тащит оттуда ружейную отвёртку. Англичане говорят: «Это не отворяется», а он, внимания не обращая, ну замок ковырять. Повернул раз, повернул два — замок и вынулся. Платов показывает государю собачку, а там на самом

сугибе сделана русская надпись: «Иван Москвин во граде Туле»". К слову заметим, что эта "канделабрийская пистоля", сделанная Иваном Москвиным, выглядит родной сестрой "турецкого кинжала", изготовленного мастером Савелием Сибиряковым, который Ноздрёв показывает Чичикову. И далее этот патриотический мотив, сопровождающий образ Платова, достигнет апогея как раз в связи со стальной блохой. По дороге в Россию Платов

убеждал Александра, уверенного, что "англичанам нет равных в искусстве", в том, "что и наши на что взглянут — всё могут сделать, но только им полезного ученья нет". Политичного Александра сменяет на престоле патриотический Николай, который, подобно Платову, "в своих русских людях был очень уверенный и никакому иностранцу уступать не любил". Именно это обстоятельство и становится завязкой всей сюжетной линии,

связанной непосредственно с левшой. Вспомним, что мифический оружейник, рассказывающий эту историю, "очень чествовал государя Николая Павловича". События рассказа приближаются к событию рассказывания, не теряя своей эпической сути, и в повествование входит ещё один эпический герой, тот, чьим условным именем названо произведение. И дело не в вымышленности этого персонажа, а в том, что и он наделён образными атрибутами

былинного богатыря. При этом левше отданы более важные по сравнению с Платовым функции эпических героев. Характерно, что тема патриотизма осложнена здесь попытками англичан переманить к себе тульского мастера. Это можно увидеть в девятнадцатой главе «Левши», когда левша, несмотря ни на какие мытарства, стремится довести до сведения государя главное открытие, сделанное им в Англии. Примечательно, что рассказчик завершает

повествование о мытарствах Левши и исключительной силе его патриотизма выразительным заключением: "Но только когда Мартын-Сольский приехал, левша уже кончался, потому что у него затылок о парат раскололся, и он одно только мог внятно выговорить: — Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни Бог войны, они стрелять не годятся. И с этою верностью левша перекрестился и