Иван Андреевич Крылов

  • Просмотров 7684
  • Скачиваний 494
  • Размер файла 27
    Кб

ВВЕДЕНИЕ Русская журнальная сатира XVIII века нашла свое достойное завершение в периодических изданиях Крылова. Девиз Кантеми­ра — «в стихах смеюсь, а в сердце о злонравных плачу» — был сохранен и будущим баснописцем. Сатирик-гуманист устами персо­нажа своего журнала «Почта духов» Бореида объявил: «Люблю людей, несмотря на их дурачества». Жизнь и деятельность Крыло­ва — еще одно свидетельство того, что в дворянской империи

вы­ходцы из демократических слоев оставляли в русской культуре свой неизгладимый след. Иван Андреевич Крылов родился 2 февраля 1769 года в Моск­ве в семье небогатого армейского офицера, получившего первый офицерский чин после тринадцатилетней солдатской службы. В 1774 году, когда отец будущего писателя вышел в отставку семья переехала в Тверь. Здесь прошли детские и отроческие годы Крылова. Тверь того времени была в числе

«областных куль­турных гнезд» (по определению Н. К. Пиксанова). В исследова­тельских работах отмечается интенсивная литературно-театраль­ная жизнь в Тверской семинарии, возможная связь маленького Крылова с семинарией, посещение им диспутов, анализ сборников этой семинарии, особенно «Разговоров разного содержания прозою и стихами в пользу учащегося юношества, сочиненных в Тверской семинарии» (СПб., 1774) свидетельствует о том,

что ее преподавателей и учеников интересовали те же вопросы, что и «большую» литературу. Встречаются в этих сборниках и замет­ные образцы демократической сатиры, такие, как «Разговор о су­де в кукушке»— злая пародия на судопроизводство, или стихи семинарского поэта Федора Модестова: Если хочешь ты спокойно Жизнь свою препроводить, Постоянно благостройно От напасти сохранить; Вишен с их стола не ешь, То с вельможами не знался,

И в карете опасайся С ними ехать, иди пеш. Хоть они сперва и греют Дружески тебя лучом, Но смотри, рассвирепеют Неприятельским огнем. Поднесут ти чашу яда Чашу смертныя воды, Ты пропал бедняк за гада, Вот последствия беды... Распространению литературно-культурного влияния Тверской семинарии на тверичан содействовало еще одно обстоятельство: в ее стенах одновременно обучалось примерно 600 человек. По­этому не приходится