"История одного города" - сатира на прошлое России или предостережение о будущих опасностях общественного развития — страница 2

  • Просмотров 8820
  • Скачиваний 196
  • Размер файла 7
    Кб

писателю жизнь западноевропейских государств Франции, Германии. «История одного города создана писателем, горячо любящим народ, страстно ненавидящим угнетение и произвол. Суровыми, горькими, полными осуждения словами, порицал Щедрин благодушие, смирение и пассивность народа, «выносящего на своих плечах Бородавкиных, Угрюм-Бурчеевых» и им подобных. Он твердо верил, что народ проложит себе дорогу. Сатира Щедрина и ставила

своей целью приближение того дня, когда народ положит конец существованию царских властей, она не только не убивала веры и в возможность его освобождения, но и звала к борьбе и протесту. «…ежели мое дело справедливое, так ссылай ты меня хоть на край света, - мне и там с правдой будет хорошо!» Писатель знал, что только борьбой может быть завоевана свободная и счастливая жизнь. «Из города Глупова в Умнов дорога лежит через манную

кашу, - утверждал сатирик. Салтыков–Щедрин - великий мастер художественного преувеличения, заострения образов, фантастики и, в частности, сатирического гротеска, показывающего, явления реальной жизни в причудливой, невероятной форме, что позволяет ярче раскрыть их сущность. Брудастый–Органчик «тут же, на самой границе, пересек уйму ямщиков». «И остался бы» он «на многие годы пастырем», если бы однажды утром в его кабинете не

увидели необычное зрелище «градоначальниково тело… сидело за письменным столом, а перед ним… лежала… совершенно пустая градоначальникова голова». Еще более жестоким представителем глуповских властей был Угрюм–Бурчеев – самая зловещая фигура во всей галерее градоначальников. Народная молва присвоила ему звание «сатаны». «Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и притом с таким

непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни взад, ни вперед, ни направо, ни налево». Приказ Угрюм–Бурчеева о назначении шпионов по всем поселенным единицам был «каплей, переполнившей чашу». Произошел разрыв долго сдерживаемого негодования против самодержавного деспотизма. Но действительно ли повесть Щедрина - только пародия на Россию второй половины восемнадцатого – начала девятнадцатого века, карикатура на

реальные государственные события? С одной стороны, кажется, что думать так есть основания, так как автор в произведении упоминает и Сперанского, и Карамзина, и других лиц той эпохи. К тому же сквозь них можно просмотреть их же прототипы : в образе Угрюм–Бурчеева, Грустилова, Негодяева, Перехват–Залихватского. И поэтому я думаю, что Салтыков–Щедрин, создавая «Историю одного города», опирался на русскую действительность, события.