История конфликта в Таджикистане — страница 7

  • Просмотров 2591
  • Скачиваний 299
  • Размер файла 18
    Кб

на послевоенном устройстве таджикского государства, не вызывает сомнений. 4. НОВЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ ТАДЖИКИСТАНА Постсоветский кризис власти привел Таджикистан к трагическим событиям 1992 года. В условиях “внезапной” независимости, выбора моделей развития государства власть оказалась неспособной адаптироваться к новым условиям, не проявила даже минимальную волю к выживанию. Президент Рахмон Набиев, выходец из

Ленинабадской области, сильный хозяйственник и организатор советского времени, продемонстрировал полную растерянность. Утрата доверия народа и в результате - утрата власти стали не только личной трагедией Набиева, но и трагедией всей Ленинабадской области. В период существования СССР принадлежность любого чиновника к Ленинабадской области (а еще лучше - к Ходженту) создавала условия для быстрого служебного роста. С развалом

СССР новая политическая ситуация потребовала от ленинабодцев недюжинных усилий в развернувшейся борьбе за власть, к чему, за малым исключением, они оказались не готовы. Лидеры страны отодвинули ленинабадцев на второй план. Следует заметить, что понятие “север Таджикистана” довольно относительное, так как у жителей области нет четко выраженного чувства региональной общности. Приспосабливаемость некоторых “руководителей с

севера” практически к любым политическим режимам независимо от их ориентированности, еще одна примечательная черта ленинабадцев. Карьерные интересы оказываются выше региональной или этнической общности. Открытые и бескомпромиссные кулябцы и оппозиция, отстоявшие в борьбе свое право на часть власти, рассматривают поведение северян как приспособленческое, а порой и как предательское. Вот почему вероятность консолидации

кулябцев и каратегинцев (оплот оппозиции) в ближайшем будущем достаточно высока. Их сближают не только исторические судьбы, но и особый дух воина, выработавшийся в течение четырех лет вооруженного противостояния.1/ 1/Рахим Хасанов “Новые политические реалии Таджикистана”. “Независимая газета, 29.01.97. Ленинабадцам же, при несомненном опережающем социально-экономическом развитии их региона, в новой иерархии власти будет

отведена, видимо, второстепенная роль. Новые парадигмы в системе государственного строительства Таджикистана - явление вполне закономерное. Как показывает историческая практика, в условиях становления новых государств на политической пирамиде оказываются те региональные группы, которые проявляют неибольшую активность и волю в борьбе за власть. До недавнего времени внутренним безотказным механизмом, обеспечивающим это