Исторический источник: человек и пространство — страница 9

  • Просмотров 1004
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 34
    Кб

границам расселения племен Восточной Европы, территориям средневековых княжеств. В присущем позитивистской историографии стиле мышления российская наука разделяла проблему пространства как условия исторической жизни - и эта проблема существовала вне исторической географии как предпосылка собственно истории, и проблему названных источником этнических, политических и административных границ и образований - и это

становилось предметом исторической географии. Время, пространство, событие, исторический источник как бы распались и каждую из этих категорий позитивистская методология стремилась интерпретировать с некоей естественнонаучной, механистической точки зрения. В одной и той же степени и человек прошлого, и общество, и историческая территория, и историческое явление в позитивистской парадигме являлись пассивными объектами, к

которым прилагается труд историка. Обладавший великолепным аналитическим аппаратом, позитивистский стиль мышления в большей мере разделял, нежели связывал, что, несомненно, стало одной из причин его кризиса. III Дальнейшие пути западноевропейской и американской, с одной стороны, и российской исторической географии, с другой стороны, несколько разошлись и в силу научных традиций, но, главным образом, их разводила реальная

историческая практика, ментальность и направление развития обществ. В западноевропейской и американской науке историко-географические представления развивались, с одной стороны, в русле возникавших после Первой мировой войны исторических школ, все более выдвигавших на передний план изучения проблему истории человека, его внешнего и внутреннего мира. Историки все более обращались к проблеме пространства как одной из

важнейших составляющих человеческого существования - Л. Февр (Febvre L. La terre et l'evolution humaine. Paris, 1922; translated 3rd ed. Febvre L. A Geographical Introduction to History. London, 1950), М. Блок (Bloch M. Les caracteres originaux de l'histoire rural francaise. Paris, 1931), Ф. Бродель (Braudel F. La Mediterranee et le monde mediterraneen a l'epoque de Philippe II. Paris, 1949), В.Кирк (Kirk W. Historical geography and the concept of behavioural environment / IGJ, Silver Jub. Vol., 1951) и др. С другой стороны, общая география все более проникалась гуманистическими тенденциями и порождала такие

отрасли, как историческое ландшафтоведение, историческая география народонаселения, историко-экономическая география, география урбанистики и др. Результаты историко-географических исследований несли не только фундаментальное знание, но играли значительную роль в прогнозировании экономического развития, реструктуризации старых и освоении новых территорий, в экономическом планировании, как, напр., труды учеников и