Исторический источник: человек и пространство — страница 7

  • Просмотров 943
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 34
    Кб

Народы и пространства оказались включенными в общую концепцию "развертывания" мирового абсолюта. В понятие времени истории вместо математического отсчета рационализма вводилось понятие эволюции, развития, связавшее время с явлением (идея иная, чем идея линейного "количественного" накопления, очищения, совершенствования, присущая рационалистическому мышлению). Возникла устойчивая научная связь трех компонентов

целого. Затем настала очередь историографии органической, гегельянской. Восстанавливая разнесенное романтической историографией по своим странам понятие всемирной истории, она сформулировала проблемы отношений мировой и национальных историй и пространств, наполнила эволюционное понятие времени новым содержанием, трактуя развитие в явлениях, времени и пространстве как объединенный понятием "мирового духа" путь к

свободе, самопознанию абсолюта, гражданскому обществу. Проблематика пространства, исторической географии в рамках органической парадигмы оказывалась оттесненной на задний план величественной, цельной - но умозрительной, спекулятивной - картиной мировой эволюции. Органическую историографию привлекали, главным образом, историософские аспекты пространственного мышления - смещение и преемственность центров мировой истории и

культуры, "неисторический" Восток и "исторический" Запад (Гегель), борьба "леса" и "степи" и роль колонизации в исторической эволюции (С.М. Соловьев), соотношение европейских пространств, народов и историй, политических и культурных влияний, география христианства (Л. фон Ранке и др.). В научный оборот стали вовлекаться уже не только национальные нарративные источники (хроники, летописи), но и законы, акты,

военные и дипломатические документы, географические описания. И, хотя наследие органической историографии в области исторической географии невелико, ее общая идея цельности, единства, взаимосвязи процессов стала генетической основой последующих течений. Позитивистская историография связана с завершением бурного роста классического естествознания в XVIII - XIX вв. и преодолением в гуманитарных науках умозрительных концепций,

накидываемых на факты, "как покрышка на сливки" (выражение В.О. Ключевского в адрес С.М. Соловьева). Это проявилось, в частности, и в области географии. Пятитомный "Космос" (1845-1862) и другие труды А. Гумбольдта, девятнадцати-томное "Общее землеведение" (1822-1859) и другие труды К. Риттера выработали обширную, практически применимую позитивистскую концепцию и задали огромную программу географической науки, в том числе в