Исторический источник: человек и пространство — страница 5

  • Просмотров 1561
  • Скачиваний 16
  • Размер файла 34
    Кб

выявил специфику и определил черты характера зарождавшейся науки. С превращением истории из транслируемого знания в науку - в Европе этот процесс занимает конец XVI - XVII вв., в России он запаздывает примерно на столетие - первенство исторической географии было поколеблено, она во все большей мере вливалась в историю, дистанцировалась от собственно географии с ее математическими и физическими основами. Но, с другой стороны,

рождались статистика, практическая экономия, расширялся круг проблем, требовавших историко-географических знаний. Разделение в XVII - XVIII вв. историографического потока на историософское, ищущее законы исторической жизни, и прагматическое, описывающее течения, оставило перед вторым, прагматическим, проблему историко-географической эрудиции (историко-географические комментарии к изданиям духовных ученых конгрегаций и

библиотек во Франции и Италии, провинциальный "географизм" Ю. Мезера в Германии, географические познания В.Н. Татищева или споры И.Н. Болтина с М.М. Щербатовым о топонимах летописей в России и соответствующих им реалиях и др.). Это течение и то, что наследовало ему, сосредоточилось на изучении дискретных соединений события, времени и пространства. Перед первым же, историософским, течением встала проблема роли географического

фактора в истории народов. Начиная с требований Ф. Вольтера учитывать при изучении того, "как росла нация", территориальные и демографические данные, известия о торговых путях и мореплавании и др., с размышлений Ш.Л. Монтескье о влиянии климата на историю народов, эта проблема никогда более не выходила из поля зрения ни рационалистической, ни романтически-шеллингианской, ни гегельянской органической, ни позитивистской, ни

сменявших ее течений релятивистской и феноменологической историографии. Университетские курсы и многотомные национальные истории в XIX в. открывались обстоятельным географическим обзором стран, раскрывающим в той или иной мере особенности национальной истории. Порой проблема историко-географического детерминизма приобретала довлеющее концептуальное значение (Г.Т. Бокль, П.Н. Милюков и др.). Изучение роли географического

фактора в большей мере реализовало идею непрерывности, преемственности исторического процесса. Рационалистическая историография в пору своего расцвета выдвинула новую проблематику - состав и расселение древних и раннесредневековых народов, происхождение и границы европейских государств, история войн и дипломатии, история торговли, мореплавания и географических открытий, хозяйственное освоение территорий, история