Исторический источник: человек и пространство — страница 4

  • Просмотров 942
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 34
    Кб

нарастающего предпринимательского практицизма формировали основы фундаментальной гуманитарной науки, без которой бесплодным, тупиковым, быстро вымирающим оказывался бы этот самый практицизм. Стремление ученого, художника, поэта к отвлеченному гуманитарному знанию и прагматизм математика, изобретателя, мореплавателя и дельца были явлениями одной ментальности, объединявшей людей на принципах нового (после средневековья)

образа мысли и жизни и определившей духовный облик эпохи. Одновременно с исторической географией и в той же среде рождались вспомогательные науки истории, и первые среди них - палеография, хронология, дипломатика, геральдика, генеалогия. И ранее Возрождения те или иные духовные "прорывы" народов своим почти обязательным компонентом имели ту же любознательность, тот же повышенный интерес к древним рукописям,

летоисчислению, географии и географическим представлениям и т.п. (скриптории "каролингского ренессанса" в VIII - IX вв., "Хронология древних народов" и "Памятники минувших поколений" аль-Бируни в Х в., "Ямато Моногатори" в Х - начале XI в. и др.). Позднее такой же повышенный интерес характерен для Просвещения, для романтической философии, литературы и историографии XIX в. Далее эта особенность менее заметна в выросшем

потоке дифференцированного научного знания, но все-таки наблюдаема. Историческая география Возрождения вырастала из географии практической, из современной тогда карты, циркуля, навигационной линейки. В области "чистой" географии она соотносилась с картографией, атласами, описаниями стран (напр., "Описанием Нидерландов" Л. Гвиччардини, 1567). Методическая близость к практической географии, землеописанию была причиной

тому, что география историческая ранее, чем собственно история, стала обретать черты науки: отграниченность знания от объекта изучения, осознание предмета, метод, научный аппарат. Существенно и то, что, в отличие от истории, она не знала целой эпохи трансляции текстов. Первыми источниками историко-географического знания стали нарративные произведения - преимущественно истории древних авторов, "накладываемые"

исследователями на географическую карту и выверяемые по данным топонимики, устной традиции, непосредственным географическим, этнографическим, визуально-археологическим наблюдениям. Историческая география долгое время оставалась и географией античности, и элементом исторической эрудиции. Метод "наложения на карту" выявляемых исторических реалий, метод, совместивший в себе естественно-научное и гуманитарное знание,