Интеллигенция и революция — страница 2

  • Просмотров 4226
  • Скачиваний 246
  • Размер файла 26
    Кб

об­ще­ст­вен­ная груп­па в но­вой ев­ро­пей­ской ис­то­рии бы­ла в та­кой ме­ре склон­на к ра­ди­каль­но­му нон­кон­фор­миз­му и бун­ту. В са­мом де­ле, этой куч­ке лю­дей уда­лось по­тря­сти ос­но­вы мо­гу­ще­ст­вен­ной мо­нар­хии и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни спо­соб­ст­во­вать ее кра­ху. И это не­смот­ря на то, что ре­во­лю­ци­он­ная ин­тел­ли­ген­ция не име­ла ни­ка­ко­го влия­ния на ап­па­рат вла­сти, не бы­ла

сколь­ко-ни­будь уко­ре­на в об­ще­ст­ве и в бу­к­валь­ном смыс­ле сло­ва оли­це­тво­ря­ла бес­поч­вен­ность. О при­чи­нах ре­шаю­ще­го ус­пе­ха ин­тел­ли­ген­ции ве­дут­ся стра­ст­ные спо­ры и в Рос­сии и на За­па­де. Но не мень­шей за­гад­кой ос­та­ет­ся и ее кру­ше­ние че­рез ка­ких-ни­будь де­сять лет по­сле три­ум­фа 1917 го­да. Вслед за Ге­ор­ги­ем Фе­до­то­вым и не­ко­то­ры­ми дру­ги­ми рус­ски­ми мыс­ли­те­ля­ми

мы мо­жем рас­смат­ри­вать ин­тел­ли­ген­цию как сво­его ро­да ду­хов­ный ор­ден. “Ус­тав” это­го ор­де­на, хоть и не­пи­са­ный, не ус­ту­пал по сво­ей стро­го­сти и же­ст­кой рег­ла­мен­та­ции ус­та­ву лю­бо­го ка­то­ли­че­ско­го мо­на­ше­ско­го ор­де­на. Всту­п­ле­ние в “об­ще­ст­во по­свя­щен­ных” бы­ло свя­за­но с мно­же­ст­вом обя­за­тельств, ре­не­гат­ст­во на­ка­зы­ва­лось об­ще­ст­вен­ной опа­лой.

Воз­ник­но­ве­ние ин­тел­ли­ген­ции бы­ло ре­зуль­та­том пе­ре­ло­ма в ис­то­рии стра­ны, ко­то­рый со­вер­шил­ся за очень ко­рот­кое вре­мя. Боль­шин­ст­во ис­то­ри­ков со­глас­но в том, что чле­ны ор­де­на, кон­ту­ры ко­то­ро­го на­ча­ли вы­ри­со­вы­вать­ся в три­дца­тых го­дах про­шло­го ве­ка, при­над­ле­жа­ли уже к со­вер­шен­но дру­гой ду­хов­ной фор­ма­ции, не­же­ли ор­га­ни­за­то­ры де­кабрь­ско­го

вос­ста­ния 1825 го­да. Де­каб­ри­сты от­нюдь не из­бе­га­ли кон­так­тов с го­су­дар­ст­вом, это бы­ли лю­ди, на­хо­див­шие­ся на го­су­дар­ст­вен­ной служ­бе, не­ред­ко за­ни­мав­шие очень влия­тель­ные по­сты. Они пы­та­лись вос­поль­зо­вать­ся го­су­дар­ст­вен­ным ме­ха­низ­мом, пре­ж­де все­го ар­ми­ей, для осу­ще­ст­в­ле­ния сво­ей про­грам­мы. Хо­тя они стре­ми­лись ус­та­но­вить но­вую фор­му прав­ле­ния —

пре­вра­тить са­мо­дер­жа­вие в кон­сти­ту­ци­он­ную мо­нар­хию, — их об­раз дей­ст­вий (двор­цо­вый пе­ре­во­рот) вос­хо­дил все-та­ки к XVIII сто­ле­тию. В от­ли­чие от де­каб­ри­стов, ин­тел­ли­ген­ция с по­ро­га от­ри­ца­ла го­су­дар­ст­во как та­ко­вое. Слу­ги го­су­дар­ст­ва весь­ма ред­ко ока­зы­ва­лись в ее ря­дах. Этот ан­ти­го­су­дар­ст­вен­ный ра­ди­ка­лизм был, ко­неч­но, свя­зан с об­щи­ми