И-Ти и Бог — страница 2

  • Просмотров 303
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 25
    Кб

и неизбежно ведет к появлению человекоподобных существ. Даже если Homo sapiens как таковые не являются единственным объектом Господней заботы, то таким объектом, возможно, является некий более широкий класс человекоподобных существ во вселенной. Эту идею в основном и поддерживает философ Майкл Рюс, пылкий приверженец Дарвина и симпатизирующий христианству агностик. В последовательном прогрессе естественной эволюции он видит

избранный Господом способ созидания, а историю всего живого - как лестницу, неизбежно ведущую от микроорганизма к человеку. Большинство биологов считает абсурдом прогрессивную эволюцию", цель которой - появление человека. Стефен Джей Гулд однажды даже назвал саму идею "пагубной". В конце концов, сущность дарвинизма в том, что природа слепа. Она не может заглядывать вперед. Движущая сила эволюции - случайность, а она по

определению не может быть последовательной. Гулд утверждал, что если "запись" эволюции прокрутить еще раз, результат сильно отличался бы от того, что мы наблюдаем сегодня. И, быть может, при этом развитие жизни не продвинулось бы дальше появления микроорганизмов. Но некоторые почтенные биологи расходятся с Гулдом во взглядах на эту проблему. Кристиан де Дюве не отрицает, что мелкие подробности эволюционной истории зависят

от случайностей, но считает, что основной путь эволюционных изменений предопределен самой природой и что растения и животные были фактически обречены на появление в ходе общего процесса усложнения. Другой биолог-дарвинист, Симон Конвей Моррис из Кембриджа, излагает собственную идею "лестницы прогресса", вводя понятие "сходящейся эволюции", - то есть тенденции организмов возникать независимо в одинаковых

экологических нишах. Например, ныне вымерший тасманский тигр играл роль большой кошки в Австралии - при том, что, будучи сумчатым животным, генетически далеко отстоял от плацентарных млекопитающих. Как и Рюс, Конвей Моррис уверен, что "ниша человекоподобных" с большой вероятностью будет заполнена и на других планетах с развитой жизнью. Он даже имеет дерзость утверждать, что инопланетяне должны иметь гуманоидные формы. А

значит, они грешат, испытывают угрызения совести, мучаются этическими вопросами и боятся смерти. Теологические вопросы, порожденные мыслями о возможности существования внеземных существ, для ислама и иудаизма не так остры. Мусульмане, во всяком случае, готовы к встрече с инопланетным разумом: Коран говорит прямо, что "среди Его знаков - создание небес и земли, и живых существ, разбросанных меж ними". И все же обе религии