Художественные особенности и композиционное своеобразие романа Чернышевского "Что делать?"

  • Просмотров 134
  • Скачиваний 14
  • Размер файла 16
    Кб

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ И КОМПОЗИЦИОННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ РОМАНА ЧЕРНЫШЕВСКОГО “ЧТО ДЕЛАТЬ?” Нетрадиционная и непривычная для русской прозы XIX века завязка произведения, более свойственная французским авантюр­ным романам, — загадочное самоубийство, описанное в 1-й главе “Что делать?” — была, по общепринятому мнению всех исследова­телей, своего рода интригующим приемом, призванным запутать следственную комиссию и

царскую цензуру. Той же цели служил и мелодраматический тон повествования о семейной драме во 2-й главе, и неожиданное название 3-й — “Предисловие”, которая на­чинается словами: “Содержание повести — любовь, главное лицо — женщина, — это хорошо, хотя бы сама повесть и была плоха...” Более того, в этой главе автор, полушутливым-полуизде­вательским тоном обращаясь к публике, признается в том, что он вполне обдуманно “начал

повесть эффектными сценами, вырванны­ми из середины или конца ее, прикрыл их туманом”. После этого автор, вдоволь посмеявшись над своими читателями, говорит: “У меня нет ни тени художественного таланта. Я даже и языком-то владею плохо. Но это все-таки ничего <...> Истина — хорошая вещь: она вознаграждает недостатки писателя, который служит ей”. Читатель озадачен: с одной стороны, автор явно презирает его, причисляя к

большинству, с которым он “нагл”, с другой — как будто готов раскрыть перед ним все карты и к тому же интригует его тем, что в его повествовании присутствует еще и скрытый смысл! Читателю остается одно — читать, а в процессе чтения на­бираться терпения, и чем глубже он погружается в произведение, тем большим испытаниям подвергается его терпение... В том, что автор и в самом деле плохо владеет языком, читатель убеждается

буквально с первых страниц. Так, например, Черны­шевский питает слабость к нанизыванию глагольных цепочек: “Мать перестала осмеливаться входить в ее комнату”; обожает по­вторы: “Это другим странно, а ты не знаешь, что это странно, а я знаю, что это не странно”; речь автора небрежна и вульгарна, и порой возникает ощущение, что это — плохой перевод с чужого языка: “господин вломался в амбицию”; “Долго они щупали бока одному из