Художественное своеобразие лирики Б. Пастернака

  • Просмотров 77
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 18
    Кб

Художественное своеобразие лирики Б. Пастернака Я б разбивал стихи, как сад. Б. Пастернак В ряду великих художественных открытий русской литературы XX века поэтическая система Бориса Пастернака по праву занимает одно из первых мест наряду с творчеством Блока и Маяковского. У каждого поэта свой “образ мира, в слове явленный”. Зрительное ощущение всякого человека избирательно и отлично от восприятия других. В этом отношении

художник — человек вдвойне, ибо ему предстоит не просто увидеть мир, но и представить его вновь, уже преображенным, пропущенным через призму творческого воображения. Поэтическая картина мира, таким образом, является собственностью самого автора, и происходящее в ней существует по его законам. Отложив томик поэзии Пастернака, задумаемся о том неповторимом мире, который создал поэт. С первых строк нас поражает чувство

преклонения и восторга перед всем живым — а живет у Пастернака все, что вообще “имеется”: дворы, сад, сумрак, весна, гроза, улицы, песок. Поэт “взахлеб” спешит рассказать нам о феврале: Пока грохочущая слякоть Весною черною горит. Каждое мгновение жизни прекрасно, равно как прекрасны все ее проявления: поэзия Пастернака не знает деления на большое и малое, низменное и возвышенное, живое и неживое. Взгляд автора схватывает все,

слух — все слышит, а речь все объемлет: Слепого полдня желатин, И желтые очки промоин, И тонкие слюдинки лъдин, И кочки с черной бахромою. Поэт, как губка, впитывает в себя влагу жизни, пьет “горечь тубероз, небес осенних горечь... горечь вечеров, ночей и людных сборищ”, чтобы потом выжать себя на бумагу. Эта “всеядность” означает всеприятие автором всего происходящего и существующего. Да, в жизни есть свои драмы, но...

Стихотворение “Марбург”, шедевр раннего Пастернака, повествует о странной метаморфозе, произошедшей с героем после того, как ему отказала возлюбленная. Он замечает, что вокруг все продолжает жить, что “каждая малость” Жила и, не ставя меня ни во что, В прощальном значенье своем поднималась. Постепенно боль отказа стихает: жизнь побеждает, и герой смотрит в лицо новому дню. Герою стихотворения открылась врачующая сила