Художественное отражение Сибири в очерках С.Я. Елпатьевского

  • Просмотров 78
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Художественное отражение Сибири в очерках С.Я. Елпатьевского Литвинова В.И. С. Я. Елпатьевский был среди тех беллетристов, которые оказались активными деятелями революционного движения, пристально изучавшими народную жизнь, непосредственно сталкивавшимися с фактами произвола и бесправия. Поэтому в произведениях Елпатьевского появляется большая конкретность, осознание процесса общественной борьбы, психологии народа.

Следуя демократическим традициям своих предшественников, писатель в "Очерках Сибири" разрабатывает темы каторги и ссылки, положения коренного населения, сознательно перерабатывая их в соответствии с новыми требованиями времени. Подобно Короленко, Белоконскому, Чехову Елпатьевский в ряде очерков рисует незаурядные типы людей, раздавленных царизмом. В ознакомлении широкого читателя 90-900-х годов со все еще мало знакомой

Сибирью "Очерки Сибири" играли не меньшую роль, чем произведения Белоконского, Тана или путевые заметки Чехова "По Сибири". Разрабатывая новую жанровую модификацию (цикл публицистических очерков в виде путевых зарисовок), Елпатьевский ведущим принципом изображения утверждает исследование процессов народной жизни в ее социально-экономическом аспекте. Эту задачу писатель разрешает в сибирском цикле, открывающемся

очерком "До Томска". Писатель в то время не был еще в состоянии увидеть остяка в будущем, по заслуга его состоит в том, что он поставил "на повестку дня" вопрос о необходимости помочь отсталому народу изменить жизнь. Продолжая традиции Короленко и Тана, Елпатьевский воспевает в очерках нравственную красоту местного населения. Его сближает с Горьким отрицание пассивного сострадания к человеческому горю. В этом плане

показателен очерк "Окаянный город", где автор выражаег протест против человеконенавистнической политики и практики царизма. В отличие от Тана-Богораза и Короленко, Елпатьевский не рисует картин жестокой эксплуатации, а, отталкиваясь от этого факта, делает глубокие обобщаюшие выводы о возможности иного будущего. Обращаясь к сибирской деревне, внося в трактовку темы то новое, что удалось ему осмыслить накануне революции