Художественная специфика романа Льва Толстого "Воскресенье" — страница 4

  • Просмотров 661
  • Скачиваний 19
  • Размер файла 47
    Кб

цезурных купюр «Воскресения». В начале января 1900 г. газета «Россия» сообщала о том, что «роман Л. Толстого читали разом, вместо десятков тысяч, сотни тысяч людей. Он проникал в массы небогатых читателей, до которых нередко вести о выдающихся явлениях литературы доходят из вторых рук». Интерес писателя к «типу будущего», к «человеку из народа» (так он назвал главную героиню «Воскресения») возрастал по объективным и

субъективным причинам. Первые из них порождала русская действительность, какой она складывалась в последние десятилетия XIX в. А вторые порождались логикой духовного развития писателя, нашедшего в себе силы взглянуть на развитие событий в стране и в мире, как он говорил, «снизу, от ста миллионов». Через год после первых публикаций «Воскресения», беседуя с одним из московских журналистов, Толстой заметил, что его последний

роман доставил ему чувство глубокого удовлетворения. Чем оно было вызвано? «Я доволен этим романом, — говорил писатель, — так как высказал в нем то, что занимало меня давно». Это, во-первых. А вторая причина состояла в том, что, как подчеркнул Толстой, «круг читателей оказался огромным»6 Такова была оценка Толстым третьего из его великих романов, в которой есть две стороны — субъективная и объективная. Из их «сопряжения»

возникает представление о том, что значило это «совокупное письмо» для его автора и для тех, кому оно адресовано. 1.2 Идейная специфика романа в контексте философских течений эпохи толстой художественный роман философский Мнения читателей и критиков о романе с самого начала резко разделились. Современники Толстого прислали ему множество писем, в которых высказывали свое отношение к роману и нередко стремились втянуть его в

дискуссии о «Воскресении», чтобы получить от него ответы на волновавшие их вопросы. Те из них, кому посчастливилось повстречаться с Толстым, просили его дать эти ответы в личной беседе. Один из вопросов, возникших у многих читателей, дал название вышедшему в свет в 1901 г. реферату критика Н. Н. Соколова «Кто воскрес в романе графа Л. Н. Толстого “Воскресение”». Автор реферата находит, что «ни Маслова, ни князь Нехлюдов

не воскресли» под пером писателя, а что воскрес он сам, «оставя пока в стороне мистические попытки учительства, воскрес сам прежний Л. Н. Толстой», «воскрес прежний художник».7 «Открытия» автора цитируемого реферата содержали по меньшей мере две ошибки: во-первых, «Воскресение» написано не «прежним» Толстым, а художником, пережившим переворот в своем мировоззрении, описанный им в «Исповеди», и, во-вторых, через процесс