Художественная природа сборника Э.Хемингуэя "В наше время" — страница 6

  • Просмотров 12954
  • Скачиваний 268
  • Размер файла 23
    Кб

может справиться с работой. Уйти – вот что ценится. На машине гораздо легче». Поэтому неудивительно, учитывая временной контекст, что венгров на грузовике принимают за итальянцев: « – Ну, может на этот раз сойдет, - сказал Древитс, - но почем ты знал, что они итальяшки, когда стрелял в них? –       В итальяшек-то? – сказал Бойл. – Да я итальяшек за квартал вижу». Истоки тематики интерлюдии находятся непосредственно в

репортаже, где рассказывается о группировках итальянской мафии и способах быстрого ухода от полиции. Целых два репортажа посвящено у Хемингуэя ловле форели – “Много форели в Ронском канале” и “Ловля форели в Европе”. Они перекликаются с подробностями процесса рыбной ловли с новеллой “На Биг-Ривер II”. В репортаже “Ловля форели в Европе” Хемингуэй иронично указывает на необходимость иметь при себе долларовые банкноты,

чтобы не попасть во время ужения рыбы в тюрьму или больницу. В репортаже “Много форели в Ронском канале” есть строки, указывающие на психологическое состояние рыбака: “Удишь не спеша у самого берега, стараясь не попасть в ивняк или в сосны, что растут чуть повыше, на границе старого русла, и, откинувшись назад, забрасываешь удочку в облюбованное место. Если ты везучий, то рано или поздно на воде появятся круги или двойные круги,

когда форель клюет, промахивается и опять клюет, а потом древний извечный трепет охватывает тебя, потому что удочка погружается, и форель судорожно мечется, крутиться, перерезая течение, выстреливает в воздух. Такую борьбу затевает любая большая форель независимо от страны, в какой она водится”. Подобное волнение охватывает и Ника Адамса, героя рассказа “На Биг-Ривер ”: “Катушка обнажилась. Сердце Ника, казалось, перестало

биться от волнения. Откинувшись назад в ледяной воде, доходившей ему до бедер, Ник крепко прихватил катушку левой рукой… Руки Ника тряслись. Он медленно наматывал лесу. Он слишком переволновался. У него закружилась голова, слегка поташнивало, хотелось присесть отдохнуть”. В некоторых репортажах того периода писатель упоминает и о судьбе греческих монархов (“Предательство, разгром…и восстание” и “Короли теперь занимаются

не тем, чем прежде”). Второй из упомянутых выше репортажей раскрывает нам картину монархической Европы начала 20 века. О греческом короле Хемингуэй отзывается с оттенком сочувствия: “Джордж, король греческий – самый новый король в Европе и, возможно, самый неблагополучный. Как сказал Шорти, он – приятный парень и влачит весьма безрадостное существование. Его поставил прошлой осенью революционный комитет, и он останется на