Художественная функция образа Сони Мармеладовой в раскрытии идейного содержания романа

  • Просмотров 126
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 24
    Кб

Художественная функция образа Сони Мармеладовой в раскрытии идейного содержания романа Абельтин Э.А., Литвинова В.И., Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова Абакан, 1999 Всем ходом романа, цепью эпизодов, структурной совокупностью примененных им художественных средств Достоевский показал полное крушение идеи Раскольникова. Зачем же писателю понадобился еще эпилог? Как правило, эпилог сообщает информацию о

судьбах персонажей за пределами романного времени. Из эпилога мы узнаем о смерти Пульхерии Александровны, о браке между Дуней и Разумихиным, о предпринимательской деятельности Разумихина. Но мы имеем дело с необыкновенным романом, и эпилог в нем носит своеобразный характер. Достоевскому надо было показать, что идея Раскольникова отвергнута тем самым бедным людом, во имя которого и замышлялась. Раскольников не принят народом

не просто за убийство, а за проведение несуразной идеи. Люди не признали за ним право убивать. Мотив отвержения не получил полного развития в самом романе. Раскольников не хотел считаться с мнением не только процентщицы, но и Лизаветы, Миколки, мещанина и других. Но и они не понимали героя, что особенно ярко проявляется в сцене покаяния на площади. Уговаривая Раскольникова покаяться. Соня убеждала его прислушаться к голосу

народной совести. Зачитаем страницу покаяния: "Поди на перекресток, поклонись народу, поцелуй землю, потому что ты и перед ней согрешил, и скажи всему миру вслух: "Я убийца". Он весь задрожал, припомнив это. И до того уже задавила его безвыходная тоска и тревога всего этого времени, но особенно последних часов, что он так и ринулся в возможность этого цельного, нового, полного ощущения. Каким-то припадком оно к нему вдруг

подступило: загорелось в душе одной искрой и вдруг, как огонь, охватило всего. Все разом в нем размягчилось, и хлынули слезы. Как стоял, так и упал он на землю... Он стал на колени среди площади, поклонился до земли и поцеловал эту грязную землю, с наслаждением и счастием..." Покаяние перед народом не имело ничего общего с признанием своей вины перед Порфирием, перед государственным судом. Исповедь на площади должна была помирить