Христианство на Руси. Реформа языческого культа — страница 6

  • Просмотров 2616
  • Скачиваний 155
  • Размер файла 22
    Кб

на вечную муку. Пораженный сим зрелищем, Владимир вздохнул и сказал: ‘’ Благо добродетельным и горе злым!’’ ‘’ Крестися, - ответствовал философ, - и будешь в раю с первыми’’. Летописец наш угадывал, каким образом проповедники вер долженствовали говорить с Владимиром; но ежели греческий философ, действительно, имел право на сие имя, то ему не трудно было уверить язычника разумного в великом превосходстве закона христианского.

Вера славян ужасала воображение могуществом разных богов, часто между собою не согласных, которые играли жребием людей и нередко увеселялись их кровью. Хотя славяне признавали также и бытие единого Существа высочайшего, но праздного, беспечного в рассуждении судьбы мира, подобно божеству Эпикурову и Лукрециеву. О жизни за пределами гроба, столь любезная человеку, вера не сообщила им никакого ясного понятия: одно земное было ее

предметом. Освещая добродетель храбрости, великодушия, честности, гостеприимства, она способствовала благу гражданских обществ в их новости, но не могла удовольствовать сердца чувствительного и разума глубокомысленного. Напротив того, христианство, представляя в едином невидимом Боге создателя и правителя вселенной, нежного отца людей, снисходительного к их слабостям и награждающего добрых - здесь миром и покоем совести, а

там, за тьмою временной смерти, блаженством вечной жизни, - удовлетворяет всем главным потребностям души человеческой. Владимир, отпустив философа с дарами и с великою честью, собрал бояр и градских старцев; объявил им предложение магометан, иудеев, католиков, греков и требовал их совета. «Государь! - сказали бояре и старцы, - всякой человек хвалит веру свою: ежели хочешь избрать лучшую, то пошли умных людей в разные земли,

испытать, который народ достойнее поклоняется Божеству». И великий князь отправил десять благоразумных мужей для сего испытания. Послы видели в стране болгаров храмы скудные, моление унылое, лица печальные; в земле немецких католиков богослужение с обрядами, но, по словам летописи, без всякого величия и красоты; наконец, прибыли в Константинополь. Да созерцают они славу Бога нашего! - сказал император и, зная, что грубый ум

пленяется более наружным блеском, нежели истинами отвлеченными, приказал вести послов в Софийскую церковь, где сам патриарх, облаченный в святительские ризы, совершал литургию. Великолепие храма, присутствие всего знаменитого духовенства греческого, богатые одежды служебные, убранство алтарей, красота живописи, благоухание фимиама, сладостное пение клироса, безмолвие народа, священная важность и таинственность обрядов