Христианские мотивы в трилогии "Властелин колец" — страница 7

  • Просмотров 410
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 44
    Кб

ввергнут в пучину страшных событий, абсолютно меняющих их жизнь. Кольцо искушает героя воспользоваться им, но, послушав совет кольца, герой оказывается сразу замечен и почти смертельно ранен слугами Властелина. Кольцо является сильнейшим соблазном, сеет вокруг себя раздоры и несчастья, и единственный способ избежать его пагубного влияния - даже не допускать мысль, о том, чтобы воспользоваться его силой. Эльфийские кольца (как и

кольцо Тёмного Владыки Саурона) принадлежат к социальной области, но в художественном изображении Толкиен опирается на аристотелевские «элементы», стихии, которые получили у средневековых алхимиков образные черты, закрепившиеся в традиции. Перстни Вилья, Нарья и Нения - это Кольца Воздуха, Огня и Воды, как явствует из их названий[14-16]. У двух первых алхимия признавала мужскую природу, и в "Повелителе колец" они принадлежат

Эльронду и Гэндалфу. Вода и Земля традиционно представлялись женским началом, и Кольцо Воды Толкиен отдал повелительнице эльфов Галадриэль. Бросается в глаза, однако, отсутствие владыки четвёртого «элемента». На эту роль в «Повелителе Колец» может отчасти претендовать Тёмный Властелин Саурон, но равновесие мужских и женских «элементов» в этом случае не выдерживается, и, кроме того, кольцо Саурона - правящее кольцо, тогда как

«элементы» равноправны. Одно место в «Повелителе колец» позволяет предположить, что Землю как «элемент» представляет Том Бомбадил: «- Деревья, травы и все здешние обитатели живут сами по себе и сами же себе принадлежат. А Том Бомбадил – Хозяин! Ему ведомы все тайные тропы, все сокрытые броды. Днем и ночью разгуливает он по лесу и пляшет на вершинах холмов, не встречая препон, не ведая страха. Он Хозяин, извечный Хозяин» [14, С.179]. Но,

по замыслу Толкиена, он вообще не входит в социальную сферу - не имеет Кольца Власти. Во многих эпизодах обозначена враждебность природы к человеку, стремящемуся к господству над нею. С природой связаны образы Дядьки - Ивы, жестокой горы Карадрас и др. «Сердца и мысли» деревьев в Старом Лесу «были полны ненависти к существам, которые свободно ходят по земле и гложут, кусают, ломают, рубят, жгут, - к разрушителям и узурпаторам»[14, С.

167]. В реплике Арагорна представлена древняя самостоятельность природы по отношению к человеку, независимость её от его целей и намерений, от его понятий и морали: «В мире много злых и враждебных существ, которые не питают любви к двуногим; и всё же они не в союзе с Сауроном: у них свои цели. Иные были в этом мире ещё до него»[14, С.306]. Именно такими являются в романе Балрог, Шелоб, энты. В их образах выражены природные закономерности и