Гумилев Н.С. — страница 3

  • Просмотров 1918
  • Скачиваний 211
  • Размер файла 11
    Кб

странствий”, осталось только примириться. Позже он первый восхищался талантом жены и, хотя всегда относился ревниво к ее успеху, считал ее лучшей своей ученицей-акмеисткой. Но акмеизм ли сыграл роль в раскрытии огромного дарования Ахматовой? Ее строки всегда поют, глубоко пережитого чувства больше, чем внешнего блеска. Любовь дала трещину. Н.С. почувствовал, что теряет жену, обещал покорность: Знай, я больше не буду жестоким,

Будь счастливой, с кем хочешь, хоть с ним. Я буду далеким, далеким И не буду печальным и злым. Теперь, стоя у догорающего камина и говоря ей о своих подвигах, он отдается одной печали: Древний я открыл храм из-под песка, Имеем твоим названа река, И в стране озер семь больших племен Слушались меня, чтили мой закон. Но теперь я слаб, как во власти сна, И больна душа, тягостно больна. Но разрыв неизбежен. Твоих волос не смел поцеловать я, Ни

даже сжать холодных, тонких рук. Я сам себе был гадок, как паук, Меня пугал и мучил каждый звук. И ты ушла, в простом и темном платье, Похожая на древнее распятье. В Гумилеве было много иронии и к себе, и к другим, и еще больше жадного интереса к жизни. Он любил в жизни все красивое, жуткое и опасное, любил контрасты нежного и грубого, изысканного и простого. Героизм казался ему вершиной духовности. Он играл со смертью так же, как играл с

любовью. Пробовал топиться – не утонул. Вскрывал себе вены, чтобы истечь кровью, - и остался жив. Добровольцем пошел на войну в 1914 г., не понимая, Как могли мы прежде жить в покое И не ждать ни радостей, ни бед, Не мечтать об огнезарном бое, О рокочущей трубе побед… Видел смерть лицом к лицу и уцелел. Шел навстречу опасности: И Святой Георгий тронул дважды Пулей нетронутую грудь… Гумилев ушел на фронт гусаром, участвовал в

трагическом походе в восточную Пруссию, был ранен, заслужил двух Георгиев, позже был направлен во Францию, позже состоял ординарцем при Комиссаре Временного Правительства. Одна лишь смерть казалась ему в ту пору достойной человека – смерть “под пулями во рвах спокойных”. Но смерть прошла мимо него, как миновала его и в Африке, и в дебрях тропических лесов, в раскаленных просторах пустынь. Гумилев противопоставляет себя

обществу: Я и Вы. Да, я знаю, я вам не пара, Я пришел из иной страны. И мне нравится не гитара, А дикий напев зурны. Не по залам и по салонам Темным платьям и пиджакам – Я читаю стихи драконам, Водопадам и облакам. В поэзии Гумилев шел как и в жизни – вслед за выпущенной стрелой. В 1921 году поэт был на подъеме, на взлете, его просто распирала энергия, творческая бодрость… Но на эту отравленную стрелу, слетевшую еще в “Костре” Гумилев