Гражданское общество в либеральном контексте — страница 6

  • Просмотров 2935
  • Скачиваний 186
  • Размер файла 15
    Кб

теоре- тики постулировали "право на сопротивление" злоупотреблениям тиранической власти, причем это право могло только сдержи- вать гегемонию государства и общества, когда и если те попи- рали свои собственные толкования естественных и/или божест- венных законов и порядков. При этом вопрос об исходной за- конности этих правителей и их требований вообще не имел пра- ва на существование. Без радикального же оспаривания

порядка подавления право на сопротивление оставалось скорее остаточ- ной чем независимой категорией /Hueglin, 1991, 230-34/. Точ- но также в XX-том веке, когда буржуазное общество благодаря постепенному распространению принципа подчинения меньшинства большинству стало действительно прислушиваться к мнению большинства, либеральные мыслители, подобно Джону Стюарту Миллу, горячо призывали в этой новой обстановке "коллектив- ной

посредственности" дать возможность быть "свободными ме- нестрелями" необычным и странным людям, которые, единственно могли вести общество к прогрессу /On Liberty, 1859, III/. Можно критиковать это высказывание , видя в нем жалобу на отсутствие привилегий, положения или интеллекта. Милл связы- вал возрастание роли усредненных собственных взглядов с нез- начительной динамикой рыночного общества, но он не дошел до анализа

доминирующих сил или классов, управляющих как новой индустриализацией, так и новым идеологическим единообразием. Тем не менее он надеялся, что дав волю нешаблонному и нова- торскому, можно добиться разделения сфер, не тесня при этом доминирующие силы. Без подобной просьбы "потесниться" сво- бодное пространство нешаблонного и новаторского было бы просто остаточной категорией социального бытия, зависящей от уступок со

стороны главенствующих в обществе сил и не спо- собной на свой собственный выбор. Гражданское неповиновение и терпимость по отношению к альтернативным концепциям социальной жизни в теории и прак- тике, несомненно, существенно способствовали либерализации и качеству перемен в демократических обществах, хотя, собс- твенно говоря, они не утвердили независимость гражданских объединений, принявших на себя дело освобождения и

перемен в обществе. По-видимому, гражданские объединения могут созда- ваться лишь как остаточная категория социальной жизни,если они не бросают серьезный вызов главенствующим силам госу- дарства и рынка. Подобно условию благосостояния Гегеля, дея- тели гражданских движений, действуют ли они на низших уров- нях или же в самых высоких слоях, могут лишь подготавливать перемены внутри ограничивающих условий доминирующей идеоло-