Государство и Церковь - взаимодействие или конфликт — страница 4

  • Просмотров 10585
  • Скачиваний 648
  • Размер файла 103
    Кб

установлениями даже в общест­вах, не стремящихся отделить их друг от друга. Вопрос о том, какие отношения меж­ду Церковью и государством наиболее желательны, возник до появления христианства и обсуждался на протяже­нии всей его истории. Христос опреде­ленно требовал различать два царства. Его предписание «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф 22:21) стало началом новой эпохи в отношениях между религией и государством.

Впер­вые их обязанности были формально разграничены. Иисус Христос не указал, где точно проходит граница (Он оставил это сделать Святому Духу); по­этому, по крайней мере, с IV в., среди хри­стианских ученых и теологов начались споры о том, как нужно ее проводить. Ре­зультатом многовековой полемики ста­ли почти непроходимые историко-теологические дебри (Без откровения свыше народ не обуздан. Пр.29:18). Христианский мир про­должает

эту полемику и сегодня. 2.1.2. Предыстория Пока христианство не стало государственной религией в IV в., христианские мыслители не пытались теоретически обосновать отношения Церкви и государства. Верующие в большинстве случаев следовали призы­ву ап. Павла быть покорными высшим властям (Рим 13:1), несмотря даже на то, что сами юридически не имели права на существование. Исключением были случаи, когда подчинение противоречило ясно

понимаемым божественным по­велениям или долгу евангельской про­поведи (Деян 5:29). Кроме того, обязан­ности перед гражданскими властями всегда были ограничены условием, что они добросовестно борются со злом и стремятся к миру и безопасности (ср. Рим13:1-7 и Откр13). Начиная, по крайней мере, с начала I в.— времени правления Нерона— в римском мире постоянно возобновляют­ся повсеместные гонения на первых хри­стиан. Последняя попытка

уничтожить их была сделана в 303 г. при Диоклетиа­не. Когда она не удалась, Миланский эдикт 313 г. официально признал хрис­тианство одной из религий Римской им­перии. Более того, к концу столетия рим­ские власти постановили, что это — единственная официальная религия. С установлением нового порядка воз­никла потребность в более детальном определении отношений Церкви и госу­дарства, но необходимая теория сложи­лась лишь

постепенно. Во-первых, чер­ты общественного института в совре­менном смысле слова Церковь приобре­ла именно в этот период; во-вторых, им­ператор Константин I, верный прежне­му обычаю, считал себя религиозным главой Рима и присваи­вал право вмешиваться в церковные де­ла. Последующие правители отказались от такого титула, но по-прежнему счита­ли себя обязанными руководить дея­тельностью Церкви, Перенос в 330 г. столицы из Рима в