Государственно-политическое устройство Ирана и становление новых органов власти после революции 1979г. — страница 8

  • Просмотров 2793
  • Скачиваний 253
  • Размер файла 284
    Кб

призвал сдать все оружие, захваченное восставшими в ходе боевых действий, что свидетельствовало о намерении духовенства разоружить народ (по неофициальным сведениям, в ходе восстания было роздано около 100 тыс. винтовок и другого оружия, захваченного в полицейских участках, казармах и армейских арсеналах). Однако призывы ду­ховенства сдать оружие практически игнорировались. После победы восстания статус ревкомов и отрядов

«пасдаров» приобрел новое качество. Теперь, когда их члены оказались пого­ловно вооружены, когда они осознали себя силой, свергнувшей монархию в ходе вооруженной борьбы, ревкомы и отряды «пасда­ров» из органов самоуправления превратились в действительных носителей революционной власти, в инструмент политической дик­татуры революционных масс. Неограниченная, внезаконная, опи­рающаяся на силу, в самом прямом смысле слова,

власть - это и есть диктатура. в) Развитие процесса становления органов власти. С таким положением духовенство уже не могло не считаться. Молчаливо признав новый статус ревкомов и отрядов «пасдаров», оно предприняло целую серию действий с целью укрепить в них свое влияние и использовать их в собственных интересах. Подбор новых членов в ревкомы и отряды «пасдаров» стал осуществляться по рекомендации местных мулл. Под предлогом

того, что в не­которые ревкомы и отряды «пасдаров» проникли с провокацион­ными целями бывшие саваковцы, началась их чистка от неугодных духовенству элементов, в основном левых взглядов и настроений. Духовенство взяло на себя финансирование деятельности ревкомов и отрядов «пасдаров», установило жалованье их членам. По ини­циативе ИРС были созданы Центральный революционный комитет и Корпус стражей исламской революции (КСИР),

руководство ко­торым было возложено на аятоллу Махдави-Кяни. Сразу же после падения монархии духовенством была создана еще одна система органов революционной власти—революцион­ные трибуналы. Следует заметить, что ни Хомейни, ни ИРС не отдавали распоряжения о создании ревтрибуналов: их вызвала к жизни практическая потребность судить тех, кого революционные комитеты и «пасдары» арестовывали по обвинению в сотрудничестве с

шахским режимом, в преступлениях против народа и в контрреволюционной деятельности. Вполне естественно, что роль судей в соответствии с исламскими нормами отводилась местным муллам, хотя в состав ревтрибуналов входили и гражданские ли­ца. Уже после того как возникла широкая сеть ревтрибуналов, аятолла Хальхали самочинно провозгласил себя генеральным про­курором и сформировал Верховный революционный трибунал. На фабриках и