Государственно-политическое устройство Ирана и становление новых органов власти после революции 1979г. — страница 12

  • Просмотров 3412
  • Скачиваний 258
  • Размер файла 284
    Кб

внутри ИРС. Большинство духовных лиц - членов ИРС отстаивало принцип «велайат-е факих», т. е. верховенство религиозных деятелей. Буржуазные, пробуржуазные и мелкобур­жуазные деятели ИРС настаивали на передаче власти в руки свет­ских лиц либо на компромиссном решении раздела власти. Возник­новение наряду с ИРС Временного правительства означало победу компромисса и поражение сторонников «велайат-е факих», тем бо­лее что

против этого принципа выступал такой авторитет, как аятолла Талегани, занимавший пост председателя ИРС. Против­никами «велайат-е факих» были и не входившие в ИРС аятолла Шариат-Мадари, фактический глава шиитской общины в Иране в период изгнания Хомейни, аятолла Гольпаегани и ряд других ме­нее известных религиозных деятелей. Таким образом, политическое противоборство сторонников и противников принципа «велайят-е факих»

предрешило вопрос о появлении Временного правительст­ва, и Хомейни ничего не оставалось делать, как санкционировать его. Свою роль здесь сыграл еще один фактор: хотя духовенство стремилось к единоличному господству, оно, во-первых, нуждалось в политическом опыте буржуазных деятелей в деле управления сложнейшим механизмом государства, а во-вторых, опасалось остаться один на один с революционными массами. Тот факт, что те

вопреки воле духовенства поднялись на вооруженное восстание и пошли за левыми и леворадикальными организациями, игнорировав призывы духовенства свернуть вооруженную борьбу и отказав­шись выполнить прямое распоряжение Хомейни сдать оружие, так же как и то, что революционные органы власти саботировали правительство Базаргана, несмотря на предупреждение Хомейни, что «противодействие этому Правительству - это

противодействие ша­риату», - все это было для религиозных деятелей тревожными симптомами того, что их авторитет и контроль над массами не без­граничны. В подобных условиях открытое выступление духовенства против буржуазии за полное обладание властью могло послужить для масс сигналом к перерастанию революционной стихии в осо­знанную классовую борьбу против капитализма. И в этой борьбе левые организации и пролетариат как

наиболее классово сознательный и последовательно революционный класс могли увлечь за собой мелкую буржуазию с ее стихийным антикапитализмом. В об­становке революционного подъема масс, установившейся де-факто политической свободы, которой воспользовались левые силы для борьбы за свое влияние в массах, духовенству приходилось вести сложную политику лавирования. Элементом этой политики и явил­ся союз с буржуазией для