Государственно-политическое устройство Ирана и становление новых органов власти после революции 1979г. — страница 11

  • Просмотров 3366
  • Скачиваний 258
  • Размер файла 284
    Кб

полицейско-бюрократически-чиновничий аппарат монархии диктовал бы национальной буржуа­зии свои условия, а сама буржуазия диктовала условия ослаблен­ной политическими потрясениями монархии. Таким образом, Бахтияр наиболее последовательно отстаивал классовые интересы национальной буржуазии. Вполне естественно, что та часть буржуазии, которая пошла на сделку с духовенством, потребовала после победы революции

вознаграждения за свою поддержку духовенства, т. е. допуска к государственной власти, ибо именно этим условием определялся компромисс буржуазии с духовенством. III. Перерастание революции из народной в мелкобуржуазную. Постепенный переход к созданию государства согласно теории Хомейни. а) Союз духовенства с буржуазией. В непосредственное окружение Хомейни вначале в Париже, а затем в Иране входили такие гражданские деятели, как

Базарган, Банисадр, Готбзаде, Чамран и др. За ними стояли такие организации, как «Движение за освобождение Ирана», Национальный фронт. За Национальным Фронтом, в свою очередь, стоял базар. Считается, аксиомой, что духовенство обладало сильным влиянием на базаре. Но при этом упускается из виду, что базар - это не только и не столько мелкие лавочники, сколько крупные оптовые торговцы, определяю­щие всю экономическую политику базара,

подчинившие себе роз­ничную мелкую торговлю. Господствуя экономически, держа в за­висимости мелких лавочников, крупный торговый капитал базара определял и их социальное поведение. Без согласия и содействия представителей этого капитала духовенству вряд ли удалось бы самостоятельно повести за собой базарные массы. У светских лиц из окружения Хомейни был большой опыт политической деятельности, широкие связи в оппозиционных

кругах; у них были контакты с иностранной прессой, с различными официальными, полуофи­циальными и неофициальными деятелями и организациями. Имен­но они в парижский период Хомейни служили главным связующим звеном между ним и революционными силами внутри страны, его рупором. Не случайно известность Хомейни резко возросла после его переезда из Неджефа в Париж, ибо именно деятели, искушен­ные во всех тонкостях политической игры,

создавали ему то, что называется «паблисити». Хомейни не мог без них обойтись, они: были нужны ему, так же как и им нужно было его имя, его авторитет. В этом свете закономерным представляется то, что граждан­ские лица составили большинство в ИРС: из 15 его членов только 6 были духовными лицами. Назначение Временного правительства не было следствием во­леизъявления Хомейни, оно родилось в результате острой полити­ческой борьбы