Государственно-политическое устройство Ирана и становление новых органов власти после революции 1979г. — страница 10

  • Просмотров 3040
  • Скачиваний 256
  • Размер файла 284
    Кб

«слушаться» правительство не был выполнен. Ни один орган революционной власти, включая и ее центральные исполни­тельные органы, не подчинялся правительству и не только игно­рировал его, но и активно вмешивался в его деятельность. В то же время правительство Базаргана не могло опереться и на старый государственный аппарат (элементом которого оно, по существу, являлось), поскольку он в ходе революции был ча­стично разрушен и не

мог функционировать. Практически от прежнего госаппарата остались лишь отдельные дезинтегрированные части. Руководящий состав его частично бежал за границу или был репрессирован в первые же месяцы после революции, а остав­шаяся часть попросту выжидала. Полиция и жандармерия, функ­ции которых взяли на себя отряды «пасдаров», тоже практически бездействовали. Армия, от четырехсоттысячного состава которой осталось около ста

тысяч, объявила себя нейтральной. д) Причины этого. Возникает закономерный вопрос: зачем духовенству вообще понадобилось создавать временное правительство? Ведь ИРС вполне мог, опираясь на возникшие снизу и созданные им самим сверху революционные органы власти, осуществлять руководство страной до формирования «законных», конституционных органов. Дело в том, что высшее духовенство еще до начала револю­ционного движения

вступило в блок с определенными слоями бур­жуазии, представленных Базарганом и его «Движением за освобождение Ирана». Часть буржуазии, интересы которой выражал Национальный фронт, хотя и довольно долго колебалась между монархией и революцией, в конце концов, исходя из анализа ситуации, решила, что компромисс с духовенством ей более выгоден, и в ноябре 1978 г. лидер Национального Фронта Керим Санджаби заключил с Хомей­ни

соглашение о поддержке. Лишь небольшая часть оппозиционной монархии буржуазии во главе с одним из лидеров Национального Фронта, Ш. Бахтияром, осталась на твердых антиисламских позициях, считая, что компромисс с монархией может дать ей больше, чем следование в опасном для нее фарватере политики духовенства, стоявшего во главе революционных сил. Если бы революционное движение вы­шло из-под контроля духовенства, под вопрос могло

быть постав­лено само существование капиталистического строя. В случае прихода духовенства к власти буржуазия оказалась бы в политиче­ском подчинении у духовенства, провозглашавшего себя выразите­лем мелкобуржуазных интересов и защитником интересов «обез­доленных». И наконец, если бы Бахтияру удалось овладеть ситуа­цией и перехватить у духовенства инициативу (а он считал, что это ему удастся), то в этом случае уже не