Главные удары Сталина — страница 10

  • Просмотров 4572
  • Скачиваний 197
  • Размер файла 67
    Кб

обладал всей полнотой власти. Он хорошо понимал, куда ведут в очередной раз Россию поклонники частной собственности, но пока сделать ничего не мог. За годы НЭПа российские капиталисты сумели создать в коммунистической партии серьезную оппозицию идеям и планам Ленина. Поэтому Сталину сначала необходимо было одержать победу над противниками советского строя. Лишь после этого он мог реально взяться за наведение порядка в

стране. Иосиф Виссарионович вырос в бедной семье, поэтому знал и понимал могучее влияние развращающей силы легких денег на сознание бедняков. Как профессиональный революционер он хорошо знал и о негативном воздействии на общество частной собственности так, как был знаком и с книгой известного социалиста Томаса Мора « Золотая книжечка о лучшем устройстве государства на новом острове Утопия » и помнил слова ее главного героя

моряка Рафаэля Гифлей: « Я должен сказать, что пока существует частная собственность, пока деньги составляют все, до тех пор никакое правительство не сможет обеспечить своему народу ни справедливости, ни счастья. Оно не может дать справедливости потому, что самое лучшее достается на долю худшей части народа. Оно не сможет дать счастья потому, что богатства распределяются между немногими, а вся остальная масса пребывает в

крайней нужде». Долгожданный момент для Иосифа Виссарионовича наступил только в 1928 году после очередного наступления буржуазной оппозиции на советскую власть. Эту ситуацию он в полной мере умело использовал для окончательного укрепления власти коммунистической партии. Только это, в большинстве своем, были уже другие коммунисты. Те партийные кадры в руководстве страны, которые сомневались или выступали с критикой выбранного

Лениным курса построения социализма в России, оказались за бортом корабля, взявшего курс на коммунизм. Есть все основания утверждать, что только крайняя необходимость вынудила Сталина взять монополию власти в свои руки. Слишком тревожная и крайне опасная ситуация сложилась к концу двадцатых годов для СССР внутри страны и за ее пределами. Рузвельт и Черчилль тоже присвоили себе диктаторские полномочия в первой половине

двадцатого века в моменты крайней опасности для руководимых ими государств. Вообще, период между 1920 и 1940 годом, как сообщает французский историк Пьер Тибо в своей книге « Эпоха диктатур », были временем торжества жестоких, кровавых тоталитарных режимов в Европе. Диктатура была в Польше, Румынии, Испании, Италии, Португалии, Литве и многих других странах. Пьер Тибо насчитал их более десяти. В тисках великого экономического