Гетман Иван Мазепа — страница 5

  • Просмотров 8348
  • Скачиваний 637
  • Размер файла 27
    Кб

Запорожцам Петрик говорил: «Я стою за посполитый народ, за бедных и простых–Б.Хмельницкий освободил малороссийский народ из лядской неволи, а я хочу освободить его из новой неволи: от москалей и своих панов».Обещал, что весь украинский народ восстанет с ним. От этих вестей про Петрика пошли по Украине толки, не на шутку встревожившие гетмана и старшину. Народ похвалялся: когда придет Петрик с Запорожским войском, пристанем к

нему, побьем старшину, арендарей и сделаем по-давнему, чтобы все были казаками, а панов не было». Мазепа беспокоился, просил прислать московское войско, так как он опасается, что если двинется сам, то начнется восстание. Но опасения не оправдались. Запорожцы не имели большого желания идти с Петриком на Украину; кроме того, претила мысль сделаться союзниками крымцев. Летом 1692 года Петрик получил помощь от хана и с татарами пошел на

Украину. Приглашал и запорожцев идти на освобождение Украины от Москвы. Но сечевое «товариство» не присоединилось к Петрику, позволило только идти желающим, а таких собралось немного. Воззвания Петрика, разосланные в пограничные украинские города, также не оказали действия: гетманские войска уже стояли на границе, и когда население увидело с какими слабыми силами идет против них Петрик, оно не осмелилось подняться. Петрик

вынужден был возвратиться с самого пограничья, и после этого неудачного начала вера в возможность восстания среди народа упала еще больше. В 1693 и 1696 годах Петрик снова делал попытки поднять Украину, но имел с собой только татар. И в последнем походе его убил один казак, чтобы получить награду, обещанную Мазепой за голову Петрика–тысячу рублей. Однако продолжали раздаваться из Сечи угрозы, что сечевики пойдут на Украину бить

панов и арендарей, и Мазепа признавался перед царем, что «не так страшны запорожцы, как целый украинский посполитый народ», весь проникнутый своевольным духом, не желающий быть под гетманской властью и ежеминутно готовый перейти к запорожцам. Также уходило население за Днепр к Палиевым казакам, с 1689 года начавшим подниматься против соседней шляхты, угрожая «прогнать ляхов за Вислу, чтобы и нога их тут не стала». Поляки

пробовали усмирить это казачество. Но Палий с другими полковниками не повиновались, захватили самые важные польские крепости в этой местности– Немиров и Белую Церковь–и не на шутку собирались воевать с Польшей. И это привлекало людей, недовольными порядками в Гетманщине. Мазепа писал в Москву: « И казаки и посполитые – все на меня сердиты, все кричат в один голос: вконец пропадем, заедят нас москали». Вероятно, Мазепа не очень