Фронтовая поэзия Семена Гудзенко — страница 4

  • Просмотров 2047
  • Скачиваний 181
  • Размер файла 18
    Кб

двадцать лет; он не знал, куда деть длинные руки, и сконфуженно улыбался. …Я читал стихи Гудзенко всем – Толстому, Сейфуллиной, Петрову, Сурицу, Уманскому, Морану, звонил в Клуб писателей, в различные редакции: мне хотелось со всеми поделиться нечаянной радостью…Стихи его напечатали. Потом устроили вечер в Клубе писателей…» Выступая на этом вечере, Эренбург проницательно определил особенности и значение фронтовых стихов

Гудзенко, их принципиальную новизну: «Эта поэзия – изнутри войны. Это поэзия участника войны. Эта поэзия не о войне, а с войны, с фронта». Эренбург отмечал «плотность и конкретность» стиха Гудзенко. «Поэтика Гудзенко срастается с его существом, - говорил Эренбург. В ней есть то, что есть в музыке Шостаковича, то, что было в свое время названо смесью формализма с натурализмом, что является чрезвычайно типичным для нашей

современности и ее художественных произведений» 8. «Осколки голубого сплава Валяются в сухом песке. 8Литература № 46/1998. Здесь все: И боевая слава И струйка крови на виске… Из боя выходила рота, Мы шли на отдых, в тишину И над могилою пилота Почувствовали всю войну. Всю. От окопов и до тыла, Ревущую, как ястребок. И отдых сделался постылым И неуютным городок. Мы умираем очень просто, По нас оркестры не звенят. Пусть так у взорванного

моста Найдут товарищи меня»9. Гудзенко был переполнен драматическими впечатлениями тяжелой и опасной фронтовой жизни – отсюда отмеченный Эренбургом «натурализм» его стихов, мир открывался поэту поистине в минуты катастрофического слома жизни. Все, написанное им в ту пору, 9 Литературное наследство. Советские писатели на фронтах Великой Отечественной войны. Москва, «Наука», 1966. представляет, в сущности, лирический дневник

человека, на которого обрушилась вовсе не та война – «малой кровью», «могучим ударом», «на чужой территории», - которую в предвоенную пору сулили с высоких государственных и партийных трибун, которая шествовала по экранам кинотеатров, о которой сочинялись залихватские песни и стихи. «О чем она? – писал о поэзии Гудзенко Павел Антокольский. – О правде. Только правдой держится она. Молодой поэт извлекал эту правду из-под

отголосков чужого, напетого предыдущим чтением, из-под гипноза общих мест и общезначимой легкости. Гудзенко как заразы боялся неверной, фальшивой ноты, боялся перепевов бодрой публицистики и барабанно-маршевого ритма. Он пришел из низов армии, из стрелкового батальона10… «Я был пехотой в поле чистом, в грязи окопной и в огне. Я стал армейским журналистом в последний год на той войне… Но если снова воевать… Таков уже закон: