Форт Баррингтона

  • Просмотров 184
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 16
    Кб

Форт Баррингтона Первым остров Антигуа, как, впрочем, и многие другие острова Карибского моря, заприметил Христофор Колумб. Дав острову имя, знаменитый путешественник двинулся дальше. Только через 30 лет на остров приехали очередные гости из Европы, но и их пребывание было кратковременным. Жившие на Антигуа племена людоедов были хорошей защитой острова от иноземцев. На протяжении более ста лет на Антигуа никто не зарился, пока

не прибыли туда Англичане. Приблизительно в 1200 г. н.э. на остров Вададли из Южной Америки приплыли карибы. Они были чрезвычайно агрессивны, поэтому местным жителям, аравакам, пришлось уносить ноги. Новые хозяева расположились недалеко от Бухты Индейцев. Здесь они делали красно-белую керамику. Так как глиняную утварь тех же расцветок производили изгнанные араваки, ученые предположили, что оба племени - араваки и карибы - суть один

народ. Первые поселенцы из Европы появились здесь только через тридцать лет после открытия острова Колумбом. Отсутствие источников пресной воды и нападения людоедов сделали жизнь испанцев на этой земле невыносимой. Колонисты уехали на Испаньолу, нынешний Гаити. Так про остров Святой Марии позабыли на сто лет. Первыми о нем вспомнили англичане, которые заявили свои претензии на Антигуа и через три года высадили здесь

колонистов. В честь этого радостного события на деньги, полученные от чудовищной эксплуатации рабов, была возведена деревянная церковь Святого Джона. Но, видимо, высшим силам такой способ упрочения веры не пришелся по душе: храм неоднократно разрушался землетрясениями и уничтожался пожарами. В один прекрасный день, наставший после сильнейшего урагана, прихожане на месте церкви обнаружили груду бревен. Власти решили построить

новый храм из камня, а его внутренние стены обили остатками старого. По мнению архитектора Фулера, упругая древесина желтой сосны должна была спасти каменную конструкцию от природных катаклизмов. Расчет оказался верен. Деревянная внутри и каменная снаружи церковь стоит без капитального ремонта уже две сотни лет. Поначалу злые языки сравнивали творение Фулера с языческим капищем, над которым возвышались две фаллические башни.