Формирование образа Кавказа в российской общественной мысли (конец XVIII – середина XIX вв.)

  • Просмотров 476
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 33
    Кб

Формирование образа Кавказа в российской общественной мысли (конец XVIII – середина XIX вв.) Амиран Урушадзе Изучение историко-культурных, ментальных образов стало одним из популярных направлений в отечественной историографии последних лет. Это связано как с процессом развития междисциплинарных исследований, так и с выходом русскоязычных версий книг Э. Саида [1] и И. Нойманна [2], наделавших много шума и спровоцировавших

серьезные научные дискуссии. В поле внимания исследователей оказался вовлеченным и Кавказ. Свет увидели очерки А.А. Цуциева [3] и Л.С. Гатаговой [4]. Нельзя не отметить и прошедшую относительно недавно в Пятигорске международную научную конференцию «Образ “Другого” в поликультурных обществах», в материалах которой значительное место занимает кавказская проблематика [5]. В данной работе предлагается анализ роли и значения

русской литературной традиции в формировании ментальной карты Кавказа и сопутствующих исторических мифов, многие из которых дожили до наших дней, продолжая оставаться источником познания прошлого. До присоединения Восточной Грузии к Российской империи (1801 г.) Кавказ не вызывал заметного интереса со стороны русского образованного общества. Однако это не значит, что в России не было произведений, в которых содержались бы

сведения о Кавказе и населяющих его народах. Как отмечал М.О. Косвен: «Наиболее ранними непосредственными сведениями о Кавказе, получившими отражения в литературе, являются сообщения знаменитого русского путешественника XV в. Афанасия Никитина» [6]. Однако «Хождение за три моря» А. Никитина, как и другие ранние травелоги русских путешественников, осталось неизвестным для русского читателя вплоть до начала XIX столетия. С

активизацией политики Российской империи на южном направлении возрастал и интерес к «загадочному» Кавказу. Первоначально это выражалось в действиях правящих кругов, направленных на сбор и систематизацию сведений об имперской периферии. Большая «физическая» экспедиция петербургской Академии наук 1768-1774 гг., в рамках которой проводились 1-я и 2-я Астраханские экспедиции под руководством С.Г. Гмелина и И.А. Гильденштедта, была