Форма выражения авторской позиции в творчестве Михаила Зощенко

  • Просмотров 134
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 20
    Кб

Форма выражения авторской позиции в творчестве Михаила Зощенко План. Образ рассказчика, сочувствие и сострадание. Ироническое отношение к окружающему. Язык рассказчика. В творчестве Михаила Зощенко, в частности в его рассказах, особое место занимает позиция авторского лица и авторской маски. В этой теме мне хотелось бы, в меру своих знаний творче­ства М. Зощенко, раскрыть механизм авторской позиции. Задача этого реферата

попытаться разобраться во взаимоотношениях скла­дывающихся в процессе повествований между рассказчиком, как таковым и настоящим автором рассказов. Зощенко не использует в своих рассказах принцип прямой авторской оценки, а предпочитает подать маску точного обывателя. Получается так, что о каком-то случае рассказывает не сам автор, а другой человек из той среды обывания. Как представитель того мира, он привносит в событие

соответственное ведение действительности. Сатира Зощенко многомерная, с одной стороны автор высмеивает героев рассказа, а с другой в сатирический роли выступает и сам рассказчик. Зощеновский рассказчик является, как правило, отрицательным героем, который вызывает к себе одновременно и отвращение, и жалость. Зощенко нигде открыто не ругает своего рассказчика, он даже относиться к нему, как бы с сочувствием. Но сочувствие это

такое, что в дальнейшем ощущается примитивность персонажа, его чувств и мыслей. В рассказе "Мещанский уклон" рассказчик защищает Васю Растопыркина героя рассказа. И чем дальше рассказчик описывает самого Васю Растопыркина, и то что с ним произошло, чем больше защищает его, там всё более абсурдным становиться поведение и того и другого. "Василия Тарасовича Растопыркина - Васю Растопыркина, этого чистого пролетария,

беспартийного чёрт знает с какого года выкинули с трамвайной площадки". Рабочего человека выкидывают из трамвая, что вызывает негодование рассказчика. Хотя ирония, с которой автор пишет, заставляет усомниться в правомерности негодования рассказчика. "Конечно, слов нет, одет был Василий Тарасович не во фраке, ему, знаете, нету времени фраки и манжетки на грудь одевать. Он, может, в пять часов шабашит и сразу домой прёт. Он,