Фольклорные мотивы в творчестве раннего Набокова

  • Просмотров 200
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 19
    Кб

Фольклорные мотивы в творчестве раннего Набокова Н.Н. Афанасьева, Воронежский государственный университет Обращение художника к фольклорным традициям обусловлено исторически. “Некоторые традиционные устнопоэтические символы, – пишет В. К. Соколова, – генетически связаны с обычаями, обрядами, первобытными социальными институтами. Основой их как обрядов и мифов служили ассоциации между отдельными явлениями, порожденные

древними воззрениями. В дальнейшем первоначальный смысл этих сопоставлений и возникших на их основе образов-символов забывался, но, закрепленные в словесных формулах, они приобретали устойчивость” [8, 188]. Литература, как явление более позднего периода, опирается на фольклорную систему, использует жанры народно-поэтического творчества. Встречающиеся в ранних произведениях Набокова образы народной поэзии – береза, русалка,

кликуша, леший – свидетельствуют о духовной связи писателя с традициями страны, в которой он родился, но с которой был разлучен. Не моря шум – в тиши ночной иное слышно мне гуденье: шум тихий родины моей, ее дыханье и биенье. В нем все оттенки голосов мне милых, прерванных так скоро, и пенье пушкинских стихов, и ропот памятного бора [4, 215]. Набоков, не терпящий никакого насилия над личностью, не смог принять тот режим, который

“покушался” на внутреннюю свободу человека. Эмигрировав в юном возрасте вместе с семьей, он сделал и собственный выбор. В отличие от других эмигрантов, Набоков, к сожалению, не увез на Запад ту Россию, которую успел “узнать и осознать”, которая “одарила не только березками, но темами, конфликтами, человеческими характерами – всем строем литературы”, так как покинул ее в возрасте “почти юношеском” [1, 75-76]. Об этом он и сам

напишет в 1920 году: “... и в дальних городах мы, странники, учились отчизну чистую любить и понимать” [4, 135]. Но чувство верности России, “создававшейся медленно и мерно и бывшей огромной державой среди других держав” [5, 548], Набоков пронес через всю жизнь. Однако отношения к революционной России не изменил: “... мне невыносим тот приторный вкус мещанства, который я чувствую во всем большевицком. Мещанской скукой веет от серых