Философское понимание материи и движения — страница 6

  • Просмотров 1781
  • Скачиваний 328
  • Размер файла 20
    Кб

другое место, от одного "здесь и теперь" к другому "здесь и теперь", затем к третьему "здесь и теперь" и т.д. При этом происходит то же самое, что и при утверждении точки в ходе отрицания пространства. Чтобы зафиксировать одно место ("здесь и теперь"), следует перейти в другое место ("здесь и теперь"), а из него – в третье место ("здесь и теперь") и т.д. до бесконечности. Вот эта развивающаяся из противоположности определений пространства

и времени нескончаемая череда мест даёт четвёртое определение природы – перемещение (корень – «место»). Но это ещё не движение. Единство места и перемещения – «перемещающееся место» – приводит нас к понятию материи. Всё то, что имеет место в этом мире и перемещается вместе с ним, есть материя. Иначе говоря, материей является всё то, что определено через пространство и время, через "здесь" и "теперь", что,

следовательно, разделено и обособлено. В свою очередь, только то, что разделено и обособлено может оказывать нам сопротивление, а значит, может быть предметом наших ощущений. К этому пункту необходимо дать два примечания. Первое касается соотношения предложенного здесь понимания материи с так называемым ленинским определением, согласно которому: «Материя есть объективная реальность, данная нам в ощущениях». Ключевыми в

нём являются слова «объективная реальность». И «объективностью» и «реальностью» мы называем всё то, что противостоит познающему субъекту, весь окружающий нас мир. Разница между ними состоит в том, что термин «объективность» мы употребляем в тех случаях, когда мыслим мир со стороны его всеобщности, а термин «реальность» – в тех случаях, когда мы мыслим его со стороны его единичных образований

(отдельных вещей). Следовательно, ленинское выражение «объективная реальность, данная нам в ощущениях» означает лишь огульное признание существования мира единичных предметов, которые человек воспринимает через свои органы чувств. Второе. Мы сначала вывели понятия «пространства» и «времени» и лишь затем перешли к понятию «материи». Представители так называемой диалектической философии действуют

наоборот. Они сначала рассуждают о материи, и только потом говорят о пространстве и времени, как формах её существования. Но опять-таки, если исходить из ленинского определения материи, как «объективной реальности данной нам в ощущениях», то нетрудно заметить, что в нём уже в снятом виде содержатся определения пространства и времени. Раз что-то ощущается нами, значит, оно уже имеет границу, определяемую через здесь и теперь.