Философские мотивы в лирике Омар Хайяма — страница 4

  • Просмотров 5740
  • Скачиваний 348
  • Размер файла 17
    Кб

обросло таким количеством "бродячих" рубаи, что выделить из позднейших сборников, на которых значится авторство Хайяма, первоначальное ядро теперь невозможно. Древнейшая известная нам рукопись - уже XV века. Забавно, что на своей родине - в Иране, Омар Хайям не считался великим поэтом, хотя с давних пор был признан прославленным представителем персидской культуры - но только в науке. Философия в лирике Омар Хайяма Омар Хайям

писал исключительно рубаи. Так на востоке называли четверостишия в которых рифмовались первая, вторая и четвертая или все четыре строфы. Он выгранил форму четверостишия, как драгоценный камень. Как высказался Эдвард Фитцджеральд: "Старик Хайям звенит, как настоящий металл" Когда создавал Омар Хайям свои четверостишия? Очевидно, в течение всей жизни, до глубокой старости. Он никогда не писал хвалебных од правителям, даже

когда имел все основания для этого. Рубаи не считались серьезной формой поэзии; и современниками, как поэт, Омар Хайям не признавался. Едва ли сам Хайям придавал своим рубаи серьезное значение, скорее всего они возникали мимоходом, экспромтом. Омар Хайям был одним из самых философичных поэтов классического Востока. Жажда его знать "Откуда мы пришли? Куда свои путь вершим? В чём нашей жизни смысл?" остаётся поначалу

неудовлетворённой. Он констатирует отсутствие в жизни смысла и свободы. Фатальность бытия такова, что даже беспокоиться бессмысленно: Ты все пытаешься проникнуть в тайны света В загадку бытия… К чему, мой друг, все это Ночей и дней часы беспечно проводи, Ведь все устроено без твоего совета. Или: Мир я сравнил бы с шахматной доской: То день, то ночь.. А пешки? - мы с тобою Подвигают, притиснут - и побили И в темный ящик сунут на покой

Наличие смерти обесценивает жизнь в её целостности, а радости потусторонней жизни для поэта весьма проблематичны, ибо Бог не сумевший. хорошо сотворить этот мир, прибавивший к жизни смерть, к добру зло, вряд ли побеспокоится о радостях загробного существования для вечного грешника и праха земного - человека. Наполнил зернами бессмертный ловчий сети, И дичь попала в них, польстясь на зерна эти. Назвал он эту дичь людьми и на нее

Взвалил вину за зло, что сам творит на свете. Хайям вскрывает противоречие между религиозным учением о всемогуществе и всеведении бога и учением о воздаянии: Когда ты для меня слепил из глины плоть, Ты знал, что мне страстей своих не побороть; Не ты ль тому виной, что жизнь моя греховна? Скажи, за что же мне гореть в аду, господь? * * * Творений ты ваятель, почему В них проглядел изъяны, не пойму. Коль хороши, зачем их разбиваешь, А если