Философские идеи И. Канта — страница 5

  • Просмотров 2090
  • Скачиваний 179
  • Размер файла 20
    Кб

есть прямая, — почему он нам кажется естественным? Ответ И. Канта таков. В основе арифметики лежит наше представление о временной последовательно­сти, о промежутке между «до» и «после». Само понятие числа есть промежуток между «до» и «после». Что такое число «3»? Это то, что расположено между «2» и «4», предыдущими и последующими числа­ми. Мы воспринимаем мир не хаотически, а в определенной времен­ной упорядоченности. Именно это и

рождает способность к счету, а вместе с ней и возможность арифметики. Аналогичным образом про­странственная упорядоченность нашего восприятия есть условие и га­рантия истин геометрии. Следовательно, пространство и время, как формы упорядочения мира, суть условия возможности математики как строгой науки. Вместе с этим становится возможным математи­ческое естествознание, построенное не только на экспериментальных

констатациях, но формулирующее истины, не зависящие от наблю­дений, т.е. всеобщие и необходимые. Учение И. Канта о связи математики с пространственно-времен­ной упорядоченностью вызвало к жизни самые разнообразные сужде­ния. Дискуссия среди философов и математиков не затихает и по сей день. Она уже давно перешла в сферу довольно специальную, получив­шую название «философии математики». Поэтому ограничимся замеча­нием

относительно того, что, с точки зрения предложенной нами трак­товки И. Кант ничего не говорит о природе пространства и времени как таковых. Он лишь утверждает, что человек воспринимает мир не иначе ^как форму пространственно-временных отношений. Именно поэтому он называет пространство и время «априорными формами чувственно­сти». Пространственно-временная упорядоченность восприятия лежит в основе всех иных форм упорядочения

и, в конечном итоге, в основе научного знания в его теоретической форме. В связи с этим адресуемые И. Канту упреки в субъективизме его учения о пространстве и време­ни — не более чем недоразумение. Эти упреки — следствие отрыва при рассмотрении данного учения от той задачи, в рамках которой его раз­вивает И. Кант, а именно от исследования познавательных способнос­тей человека относительно возможностей производства знания

всеоб­щего и необходимого, т.е. научно-теоретического. И можно смело кон­статировать, что уже на одном из первых этапов этого исследования И. Кант обнаружил связь между, казалось бы, далекими вещами — истинами математики и тем способом, каким человек воспринимает мир посредством органов чувств — пространством и временем. Характер этого восприятия не зависит от человеческого произвола и в этом смыс­ле является общим для всех