Философская проблематика в лирике И. Бродского

  • Просмотров 79
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 16
    Кб

Философская проблематика в лирике И. Бродского Здесь на земле, где я впадал то в истовость, то в ересь, где жил, в чужих воспоминаньях греясь... И. Бродский Иосиф Бродский относится к тем русским поэтам, которые вынуждены были в начале семидесятых годов эмигрировать за рубеж. Советской цензуре не нравилось, что Бродский не пишет стихов, прославляющих социалистический строй в России. В основном все свои стихи Бродский написал в

эмиграции. И только в 1990 году они были опубликованы в России, когда автор уже стал лауреатом Нобелевской премии. Стихи этого поэта отличаются многообразием поэтических интонаций. Долгая жизнь за границей оставила глубокий след в его творчестве. Мне кажется, почти все стихи Бродского — это краткие философские откровения. В своих философских стихах он обращается к теме родины. Например, в стихотворении “На смерть Жукова”,

написанном в 1974 году, поэт поднимает философскую проблему жизни и смерти великого полководца на фоне трагичной жизни простых людей: Вижу колонны замерших внуков, гроб на лафете, лошади круп. Ветер сюда не доносит мне звуков русских военных плачущих труб. Вижу в регалии убранный труп: в смерть уезжает пламенный Жуков. Читатель видит, что за внешними символами величия боевой славы все четче проступают лица “замерших внуков”.

Нетрудно догадаться, что автор этим показывает свое отрицательное отношение ко всякого рода культам личности. Далее поэт рассуждает и о человеческой судьбе самого великого полководца: Кончивший дни свои глухо, в опале, Как Велизарий или Помпеи. Проводя параллель между Жуковым и полководцами древности, поэт как бы говорит, что величие, которое достигается путем больших жертв, все равно в итоге не приносит никому счастья.

Предметом философских размышлений является для Бродского и тема искусства. Вот, например, как он видит суть классического балета в стихах, посвященных Михаилу Барышникову: Классический балет есть замок красоты, чьи нежные жильцы от прозы дней суровой пиликающей ямой оркестровой отделены. И задраны мосты. В имперский мягкий плющ мы стискиваем зад, и, крылышкуя скорописью ляжек, красавица, с которою не ляжешь, одним прыжком