Философская лексика в поэзии Бродского — страница 8

  • Просмотров 554
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 42
    Кб

Так возникает поэзия нового, более высокого измерения: "Точка всегда обозрима в конце прямой. Веко хватает пространство, как воздух - жабра. Изо рта, сказавшего все, кроме "Боже мой", вырывается с шумом абракадабра. Вычитанье, начавшееся с юлы и т.п., подбирается к внешним данным; паутиной окованные углы придают сходство комнаты с чемоданом. Дальше ехать некуда. Дальше не отличить златоуста от златоротца. И будильник так

тикает в тишине, точно дом через десять минут взорвется". Пространство и Время в интерпретации Бродского В пространственно-временном строе лирики Бродского проявляется характерная для постмодернизма проекция нескольких временных пластов на пространственную ось координат. События, происходившие в разные исторические периоды воспринимаются одновременно и в настоящем, что создает эффект вневременности. Так, в "Конце

прекрасной эпохи" доминируют темы завершенности, тупика, конца пространства и времени: "Грядущее настало, и оно переносимо…" но здесь же появляется и тема запредельного существования, преодоления границы во времени (цикл "Post aut detateni nostram"). Последнее стихотворение цикла посвящено попытке преодоления пространственной границы - переходу границы империи. Начинается оно словами: "Задумав перейти границу…", а

заканчивается первым впечатлением от нового мира, открывшегося за границей, - мира без горизонта: "… вставал навстречу еловый гребень вместо горизонта". Мир без горизонта - это мир без точки отсчета и точки опоры. Стихотворения первых эмигрантских лет пронизаны ощущением запредельности, в прямом смысле слова, заграничности. Это существование в вакууме, в пустоте: "Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря". Вместо

привычных характеристик пространства и времени здесь что-то чуждое и непонятное: "Перемена империи связана с гулом слов с лобачевской суммой чужих углов, с возрастанием исподволь шансов встречи параллельных линий, обычной на полосе…" Для поэзии Бродского вообще характерно ораторское начало, обращение к определенному адресанту, однако если первоначально Бродский стремился фиксировать позицию автора, в то время как

местонахождение адресата могло оставаться самым неопределенным (например: "Здесь, на земле…" ("Разговор с небожителем"), "Когда ты вспомнишь обо мне в краю чужом…" ("Пение без музыки"), то в зрелой лирике фиксируется, как правило, точка зрения адресанта, а местонахождение автора остается неопределенным, а подчас и неизвестным ему самому ("Ниоткуда с любовью"). Особенно характерно в этом отношении