Философская концепция А. С. Хомякова — страница 2

  • Просмотров 3258
  • Скачиваний 228
  • Размер файла 30
    Кб

исполнении обрядов, но и в размышлениях о различиях христианских вероисповеданий. Хомяков брал уроки латыни у аббата Буавье. Однажды, заметив ошибку в папской булле (послании верующим католикам), он спросил, как можно верить в непогрешимость папы. Впоследствии в своих богословских и публицистических работах он не раз подвергал критике идею папской власти в католицизме. Наполеоновские войны, пожар Москвы 1812 г. и кампания 1813-1815

гг. произвели огромное впечатление на Алексея и его брата Фёдора. Они собирались сражаться с Наполеоном. Поэтому оба были разочарованы, узнав о сражении под Ватерлоо. «Буду бунтовать славян» - решил 11-летний Алексей. В 14 лет Алексей читал в подлиннике «Германию» Тацита и старался переводить оды Горация и отрывки из Вергилия. Он изучал одновременно греческий язык у своего гувернёра Арбе, греческого патриота. Преподавателем

русской литературы юных Хомяковых был драматург Жандр, друг Грибоедова. В 1821 г. вспыхнуло греческое восстание против турецкого ига. Семнадцатилетний Хомяков пытался бежать из дома, чтобы тайно пробраться в Грецию. В доме была поднята тревога, его успели вернуть. Но на всю жизнь он остался проповедником освобождения греков и южных славян от иноземного гнёта. Алексей получил среднее образование под руководством профессоров и

поступил в Московский университет. Он закончил его со степенью кандидата математических наук, но у него также были серьёзные познания в области истории и литературы. Кроме древних языков он хорошо знал немецкий, свободно писал и говорил по-английски и по-французски. В 1822 г. Хомякова отвезли в Астраханский кирасирский полк, где началась его военная жизнь, но весной следующего года он перевёлся в Лейб-гвардии конный полк в

Петербурге. Основы религиозного мировоззрения были восприняты Хомяковым в раннем возрасте. Но это не мешало его увлечению западной философией, особенно Шеллингом. “Записки о всемирной истории”. Борьба иранства и кунашитства. В предисловии к “Запискам о всемирной истории” Гильфердинг передаёт со слов Хомякова его критический взгляд на историческую науку своего времени: «Все книги о всемирной истории, - говорил он, - кажутся

ему совершенно неудовлетворительными: они грешат тем, что история рассматривается в них с чисто внешней стороны и при том крайне односторонне. Односторонность в них, во-первых, та, что история, хотя и называется всемирной, сосредоточивается почти исключительно в народах европейских, великая же и тысячелетняя историческая жизнь других племён земного шара отодвигается на задний план и при том не приводится ни в какую